Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Путин и Медведев боятся развивать российскую экономику

Пьющий отец – горе в семье, закомплексованный правитель – стагнация в стране. Не географическое положение, не санкции и не общественно-экономическая формация, а именно тараканы в головах у наших первых лиц подчистую сожрали перспективы России войти в пул развитых экономик, оставив болтаться в роли сырьевого придатка первого мира.

Взять хотя бы нашего премьера Медведева, переставшего нормально засыпать от сильной икоты – настолько часто его поминают всуе российские публицисты в связи с последними скандалами.
Уж какой он рай для рыжих прусаков развёл у себя в черепной коробке – никаким их тараканьим бабушкам и дедушкам не снилось.

Путин и Медведев боятся развивать российскую экономикуСегодня «адепт нанотехнологий» прямым текстом расписался в том, что боится не мышей, пауков и замкнутого пространства, а… лишних денег.

Дело в том, что по совершенно не зависящим от работы нашего камбина обстоятельствам на мировых рынках подорожала нефть. Стратегическое для российского бюджета сырьё марки Urals стоит не 40 долларов, как прогнозировали в экономическом блоке, а более 50.

По мнению главного инноватора страны, сохранение ценника на этом уровне аукнется разгоном инфляции (читай дальнейшим обнищанием населения). Как говорится, не жили богато – нечего и начинать.

Кто открывал российский бюджет 2017, после таких слов наверняка почувствует себя круглым идиотом. Запланированный дефицит при 40 долларах за бочку огромен – 2.75 триллиона рублей. Занять на стороне с выгодой не у кого. Мешают санкции и низкий кредитный рейтинг.

От тотальной распродажи страну может спасти именно рост на энергоносители. «Плюс десять», которых так испугался Дмитрий Анатольевич, закроют лишь половину дыры в нашей финансовой отчётности. Фантасмагория какая-то, ей богу: денег нет, держимся, как можем, откуда возьмётся инфляция?

Кто знает, может быть 39 рублей с копейками за гектар заповедной земли – именно следствие этой валютной фобии Медведева, а никакой не злой умысел. Ну боится премьер оперировать большими суммами, дабы не разгонять рост цен – не электрическим током же его теперь лечить?

Кто-то покрывается испариной при виде змей или в замкнутом пространстве, а младший соратник Путина, заслышав шелест купюр, обращая в пепел любые теории Алексея Навального о собственной коррумпированности…

Впрочем, шутки в сторону. Владимир Путин тоже не без комплексов. Не любит гарант Конституции экономику, с самого начала предпочитая ей геополитику. И его понять можно. Кто из нас в детстве выбирал манную кашу с комками, когда можно было в тайне от мамы и бабушки слопать вкусную конфетку? Президент тоже человек.

Зарываться во всей этой мутной цифири не считает нужным. Да и не положено ему по должности. В конце концов, он стратег. А хозяйственной рутиной пусть занимается боящийся денег Медведев – для чего-то ведь он нужен?

А того, судя по всему, ещё и от плохих новостей изрядно потряхивает. Не случайно скептики Кудрин и Греф не сработались с Дмитрием Анатольевичем в одной команде. Оптимистов, как правило, не хватает на длинный разговор с реалистами и пессимистами.

Исполнительная власть, в картине мира которой преобладают гламурные и девичьи тона, сделала всё возможное, чтобы отследить показатели её работы или бездействия у обывателя не было ни единой возможности.

Отдали «Росстат» под крыло Минэкономразвития – вчерашние «улюкаевцы» тут же изменили методику подсчёта ВВП и прочих показателей деловой активности. Долгое время мы осознавали всю тщетность экономического бытия, держа в уме спад на 4,5% в 2015 и 0,6% в 2016-м годах.

Вдруг, бац – брюки превращаются в элегантные шорты, а десятибалльный шторм, во время которого мы 6 или 7 раз нащупывали дно, в лёгкую морскую рябь! Выяснилось, что на пике кризиса мы просели на паршивых 3%, а в прошлом году танцевали у нулевых отметок…

Если бы статистика была женщиной, а российский премьер порядочным мужчиной, Дмитрий Медведев был бы обязан на ней жениться. Хотя нам от этого ничуть не легче. Экономическая аналитика после таких «фокусов» мгновенно умерла, как жанр. Единственный источник, на который можно было опереться, оказался ненадёжным, как и все оптимистичные и не сбывшиеся прогнозы МЭР эпохи Улюкаева.

Теперь можно не бояться ближайшие лет 5 всё лепить от балды. Проверить предсказания не смогут ни президент, ни его советники, ни кто-либо другой.

Может быть, даже в каком-нибудь 2021-2022-м по заветам главы государства мы обгоним по версии «Росстата» общемировые темпы роста ВВП и вновь вплотную приблизимся к Германии. И прожиточный минимум можно «ронять» хоть до 8, хоть 6,5 тысяч. Никто же не заставит Медведева испытывать эту иезуитскую величину на собственной шкуре.

[quote align=»left»]Премьер Медведев оставит Россию без авиапрома

Премьер Медведев оставит Россию без авиапрома

[/quote]Понятно, что к реальному экономическому подъёму это не имеет никакого отношения. Но кто сказал, что он нужен президенту Путину и премьеру Медведеву? И тот, и другой не раз озвучивали тезис об исчерпании нынешней модели роста. В то же время, тот и другой шарахаются от радикальных перестроений, как институтские красавицы от прыщавых однокурсников.

Российский писатель-леворадикал Алексей Сахнин, эмигрировавший в Швецию, в недавнем интервью выступил и за личного Зигмунда Фрейда, и за персонального Эриха Фромма правящего тандема: «Для революции требуется период мощного роста экономики и развития новых общественных отношений.

Если этим новым отношениям становится тесно в старых политических формах – происходит революционный взрыв», — классическая марксистская догма, которую почему-то подзабыли в политических и экономических кругах.

Но Путин с Медведевым её прекрасно помнят! Оба состояли в КПСС, оба штудировали бородатых классиков в институтах, оба боятся развивать экономику и имеют кучу комплексов типичных буржуазных правителей.

Автор: Сергей Рунько