Marketsignal logo

Chatham House: почему потенциал России в Арктике остается неразвитым?



Россия обладает огромными запасами нефти и газа в Арктике, но не может их использовать из-за санкций, технологического отставания государственных компаний «Газпром» и «Роснефть», а также в связи с их нежеланием сотрудничать с частными российскими компаниями, обладающими соответствующим опытом, пишет Станислав Притчин в статье для британского Chatham House.

Благодаря нынешней стоимости нефти на международных рынках добыча из недр Северного Ледовитого океана должны быть выгодной, однако из-за введенных против ней санкций Москва не может привлекать западные компании с необходимым технологическим потенциалом для добычи полезных ископаемых в Артике.

Chatham House: почему потенциал России в Арктике остается неразвитым?

Chatham House: почему потенциал России в Арктике остается неразвитым?

Тем не менее только санкциями проблема не ограничивается, отмечает автор, поскольку есть и такие проблемы, которые Кремль создал собственноручно: российские частные компании, обладающие специальным опытом и технологиями, не могут участвовать в разработке неиспользуемых арктических резервов России из-за того, что только «Газпром» и «Роснефть» имеют доступ к российскому арктическому шельфу.


Объемы энергоносителей в Арктике, которые представляется возможным добывать экономически выгодными способами при нынешних технологиях, могут достигать 90 млрд баррелей нефти и 47 трлн кубометров природного газа (по оценкам Геологической службы США).

Наибольшую долю занимает российская зона океана — ее потенциальные запасы составляют около 48 млрд баррелей нефти и 43 трлн кубометров природного газа.

Эти запасы составляют 14% запасов нефти и 40% запасов газа России. Однако на сегодняшний день добыча началась только в Баренцевом, Печорском и Карском морях.

Несмотря на высокие издержки добычи, тенденцию к декарбонизации на мировых энергетических рынках и почти общепризнанные экологические риски, российское правительство считает ресурсы Северного Ледовитого океана важными стратегическими инвестициями.

Однако Россия по-прежнему не в состоянии реализовать нефтегазовые проекты в Арктике. Единственным примером добычи российского углеводорода является проект «Газпромнефти» на месторождении «Приразломное» в Печорском море.

При этом добыча на нем относительно простая ввиду того, что месторождение находится в 60 километрах от берега на глубине около 20 метров.

Западные санкции частично направлены на то, чтобы ограничить способность России извлекать полезные ископаемые из Арктики, а также чтобы были приостановлены проекты с западными партнерами, которые уже осуществлялись.

Например, сразу после введения санкций США в 2014 году компания ExxonMobil была вынуждена прекратить свое сотрудничество с «Роснефтью». Без помощи «Exxon» «Роснефть» приостановила разведку нефтяного месторождения «Победа» в Карском море.

Отмена санкций вряд ли произойдет в ближайшем будущем, если учесть, что отношения между Западом и Россией по-прежнему остаются напряженными. Возможным решением было бы сотрудничество «Роснефти» и «Газпрома» с частными российскими энергетическими компаниями, имеющими больший опыт и технологии в подводных проектах.

Одной из таких компаний автора называет компанию «Лукойл», которая разрабатывает оффшорные проекты на шельфе Каспийского моря с начала 2000 годов, когда Россия, Азербайджан и Казахстан только разделили северную часть моря.

«Лукойл» открыл шесть крупных многослойных месторождений в российском секторе Каспийского моря благодаря своей самоходной буровой установке «Астра». Компания успешно вышла на месторождение «Юрий Корчагин» в 180 километрах от Астрахани, где содержится около 29 млн баррелей нефти и почти 64 млрд кубометров газа.

Обладая этим опытом, «Лукойл» уже давно пытается получить доступ к Арктике. Министр энергетики России Александр Новак поддерживает предоставление частным компаниям права работать на арктическом шельфе, но неудивительно, что «Роснефть» выступает за сохранение существующей политики. Для «Газпрома» конкуренты в их привилегированной зоне коммерческого интереса неприемлемы, отмечает автор.

Из-за ограничений возможностей «Лукойла» компания оказалась вынужденной идти на проекты за пределами России — в Центральной Азии, Ираке и Нигерии. Другая частная компания «Новатэк» также решила работать над оффшорными проектами за пределами России, пойдя на сотрудничество с французской Total и итальянской Eni для разработки двух оффшорных проектов в Средиземноморье.

«Новатэк» успешно перешел на экспорт СПГ с использованием технологий, которые могут иметь решающее значение для добычи нефти и газа в Арктике. Проект СПГ на полуострове Ямал начался вовремя, несмотря на сложные условия, технологические вызовы и санкции.

Таким образом, заключает автор, на фоне того, как западные санкции являются долгосрочным препятствием для добычи энергетических ресурсов Россией в Арктике, совместные предприятия с частными российскими компаниями являются частью решения.

Пока это не будет признано, Россия будет терять столь необходимые частные инвестиции и возможность использовать свои потенциальные арктические богатства.

Автор: Станислав Притчин


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ



  • Нефтяник

    Почему-то в статье говорится, что санкции мешают? Хотя это не так! Что госкомпании не сотрудничают с частными по разведке и добычи нефти и газа в Арктике… враньё! Так, в середине января состоялась встреча глав Газпрома и Лукойла, где обсуждалась перспектива развития взаимодействия компаний, а еще у них действует генеральное соглашение о стратегическом партнерстве до 2024 г.