Marketsignal logo

«Стиснули булки»: Стамбульская конвенция взбесила латвийских политиков



Латвийские политики либо подались в агенты Кремля, либо наконец-то начали понимать, какую угрозу несет в себе ратификация Стамбульской конвенции

В запале вокруг ратификации Латвией спорной Стамбульской конвенции никто даже не вспоминает, как обычно принято в подобных случаях, про Россию, Путина, и тайное оружие гибридной войны, созданное в тайных кремлевских лабораториях.

Неужели Москва проигнорирует Стамбульскую конвенцию, продвигаемую Советом Европы, в вековой юбилей независимости Латвии? А может быть, глава Министерства юстиции Латвии Дзинтарс Расначс — агент влияния Москвы?

Стамбульская конвенция взбесила латвийских политиков

«Стиснули булки»: Стамбульская конвенция взбесила латвийских политиков

В понедельник в Страсбурге прошла встреча представителей стран, подписавших Стамбульскую конвенцию — это панъевропейское соглашение по защите от насилия, по злой иронии судьбы принятое в Турции, где сегодня уровень насилия находится на пугающем третьем месте в мире.

Кстати, Турция конвенцию подписала и утвердила на парламентском уровне, но, понимая, в каком месте меджлис и в целом законы занимают там место в системе власти президента Тайипа Реджепа Эрдогана, очевидно, что это всего лишь маркетинг.

Не ищите женщину

Ключевое для европейского будущего соглашение продвигает Совет Европы и поддерживает основная по численности в Европейском парламенте фракция христианских демократов, в которой Латвию представляют четыре депутата: Сандра Калниете, Инеса Вайдере, Атис Пабрикс и Кришьянис Кариньш.

В Европе соглашение дублирует, расширяет и почти полностью модернизирует действующую конвенцию ООН, известную под аббревиатурой CEDAW — о ликвидации всех форм дискриминации в отношении женщин. Это международное соглашение вступило в силу еще 36 лет назад, 3 сентября 1981 года, но не было ратифицировано США.

Стамбульская конвенция призвана защищать представителей различных сексуальных ориентаций, инвалидов физических и ментальных, ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом, представители религиозных конфессий и рас, даже лиц из сельской местности. Все должны получить законную защиту, чтобы никто не ушел обиженным.


И да, конечно, женщины. Они под защитой в документе, разумеется. В отношении женщин любое насилие особенно аморально и преступно, спору нет.

Ударил, будь хоть сто раз законным мужем, – суд, развод, раздел имущества и, возможно, тюрьма. Это справедливо. Так было всегда в истории развития морали человечества. Забота о женщинах – это основа семейных отношений, здорового брака и счастливых детей.

Но почему даже при беглом изучении документов пакта сразу заметно, что защите женщин в них отведено крайне мало места? Не ищите женщину, не в этом суть.

Власть меньшинства

Женщины в конвенции – это привлекательная глянцевая обложка, скрывающая идею глобального переустройства, это всего лишь реклама проекта с явным акцентом феминизма.

Манипулируя защитой женщин, лоббисты проекта на уровне национальных законодательств призывают изменить существующие модели традиционных гендерных, расовых, национальных и социально-экономических отношений населения всего европейского континента.

Безусловно, терпимость ко всему и вся – это чудесно! Но агрессивность вкупе с эйфорией пропаганды тотальной толерантности сегодня похожи на массовое безумие факельных шествий Третьего рейха.

Крепкие семейные и общественные традиции – то немногое, что столетиями оставалось нетронутым в Латвии, да и во всей Восточной Европе, несмотря на войны и аннексии.

А Стамбульская конвенция направлена против всех рамок, обычаев и традиций. И потому велики риски того, что культурные и моральные устои Старого Света подвергнутся серьезному риску.

Риски конвенции это не только размывание границ в прямом и переносном смысле: узаконенная защита униженных и оскорбленных, как в XIX веке сформулировал гуманист Федор Михайлович Достоевский, дает меньшинству населения под видом формального равноправия большие права, чем большинству.

Другими словами, роль униженных и оскорбленных по закону может перейти к большинству – в случае Латвии это традиционно воспитанное гетеросексуальное и христианское население, чьи права закреплены в Сатверсме, где латвийская семья – это союз мужчины и женщины.

Кроме того, Стамбульская конвенция может также изменить ситуацию с размещением беженцев в ЕС, что непосредственно затронет и Латвию.

Стране придется активней принимать сирийских или афганских беженцев из европейских лагерей после ратификации конвенции, поскольку отказ в их размещении может рассматриваться как дискриминация. Все другие соглашения, касающиеся беженцев, станут вторичными.

По сути, Стамбульская конвенция – акт, ведущий даже не к толерантности и унификации, с чем можно было бы смириться, а к хаосу и вырождению латышей, литовцев, поляков, чехов, венгров, болгар и других наций.

Единства мнений нет

На административной карте Европы сегодня больше полусотни государств: 43 юрисдикции имеют признание большинства членов ООН, 7 государств или территорий, как Косово, Северный Кипр, Приднестровская народная республика, имеют ограниченное признание или не признаны, и еще 5 государств, частично расположенных в Европе, например огромный Казахстан.

Астана Стамбульскую конвенцию не подписала и не утвердила, как и Москва, Минск и все страны Таможенного союза. Из бывших советских республик приняли этот транснациональный пакт только Грузия и Эстония.

Армения и Азербайджан – против, Молдавия и Украина подписали, но не утвердили. Великобритания и Ирландия к данному вопросу подошли наполовину, оттягивая ратификацию. Против – Греция, Болгария, Румыния.

Полностью ратифицировали соглашение 28 стран Совета Европы, но 48 государств, включая Латвию и Литву, пока только подписали документ. В свою очередь, из 27 стран ЕС соглашение ратифицировали 17 государств. Но 10 юрисдикций, включая две страны Балтии, увидели в этом проекте системные риски.

А латвийские политики разделились по принципу on/off: за немедленную ратификацию конвенции выступает МИД. Министр Эдгарс Ринкевичс, как и комиссар Европейской комиссии Нилс Муйжниекс, – сторонники подписания. Из правящих партий пакт поддерживает только «Единство» и ее карликовые осколки, как партия «Мы – за!».

Фракции «От сердца — Латвии», «Согласие» и Союз зеленых и крестьян (СЗК) – против. Кардиналы Збигнев Станкевич, Янис Ванагс и митрополит Александр также высказались против.

В общей сложности, по имеющейся информации, узаконить Стамбульское соглашение готово не более 30 депутатов парламента.

Влияние Кремля

Национальное объединение в лице министра юстиции Дзинтарса Расначса первым в Латвии выступило категорически против ратификации Стамбульской конвенции, доказав этим, что защита традиционных ценностей в стране является для националистов большим приоритетом, чем упреки со стороны Европейского союза.

С 2004 года — это самый яркий пример того, что Латвия может отклонить навязываемые западным мейнстримом ценности. Это – прецедент! Латвия впервые показывает зубы большому заботливому брату.

Впервые в местной евроистории политики отстояли независимость республики, уступая все время в вопросах введения евро, квот на добычу рыбы и евросубсидирования аграрной промышленности. Все же, согласно статье 2 Сатверсме, власть принадлежит народу, но не неолиберальным лоббистам из-за границ Латвии.

Президент Латвийской Республики Раймондс Вейонис ранее выступал за ратификацию Стамбульской конвенции, но сейчас может поменять мнение. В СЗК, лидирующем в мейнстриме, сказали уже одонозначное нет. В парламенте Литвы также, судя по всем прогнозам, скандальный пакт не пройдет.

Для стран-подписантов эта конвенция может быть опаснее довоенного пакта Молотова-Риббентропа. С ее помощью можно сотворить такое, о чем даже не мечтали гитлеровские социопаты Геббельс и Розенберг.

Также в этой истории примечательно то, что в ней ни разу не всплыл Путин, гибридные усилия Кремля и русские хакеры — уже ставший стандартным набор мемов и клише для любой ситуации: будь то поражение евроцентристов в Польше и Чехии, и победа правых и левых политиков в странах Вышеградской зоны, события в Каталонии, Brexit и так почти до бесконечности.

Это странно и необычно, но заставляет невольно задуматься о том, насколько абсурдным могло бы звучать заявление, что противник Стамбульской конвенции глава Минюста Расначс, депутаты Сейма Кирштейнс и Домбрава и спикер Инара Мурниеце являются засланными казачками Москвы, кремлевскими агентами, борющимися против истинных европейских ценностей в Латвии.

Автор: Кшиштоф Волынски


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ