Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

ВТБ выпускает «вечные» облигации. Что это такое и о какой «вечности» можно говорить

Одной из сенсаций российского мира финансов стала новость, что второй по величине банк страны — ВТБ — в ближайшее время собирается разместить на отечественном рынке так называемые «вечные» облигации.

Разговоры о планах размещения таких бумаг банком шли с начала года. Но вот 16 июля на сайте раскрытия корпоративной информации появились конкретные сведения о готовящейся операции ВТБ. Сошлюсь на эту информацию.

Что такое "вечные" облигации
Что такое «вечные» облигации ВТБ/ Фото: stockinfocus.ru

Максимальный объём облигаций, планируемых к размещению в рамках программы бумаг серии С-1 (так называется этот тип облигаций), — 1 000 000 000 000 (один триллион) рублей. Облигации могут быть номинированы не только в российских рублях, но и в иных валютах. Размещение осуществляется путём закрытой подписки среди квалифицированных инвесторов.

И, наконец, самое главное: о погашении бумаг. Как выяснилось, облигации всё-таки не бессрочные (или «вечные»). У них есть предельный срок погашения, равный 100 годам.

Цитирую: «Максимальный срок погашения облигаций, размещаемых в рамках программы облигаций: срок погашения не позднее 36400-го (Тридцать шесть тысяч четырёхсотого) дня с даты начала размещения выпуска облигаций». Так что правильнее облигации назвать сверхдлинными и без определения точного срока погашения (или выкупа).

Чтобы понять размах планируемой операции ВТБ, следует отметить, что на сегодняшний день в обращении находится облигаций данного банка на сумму 155 млрд руб. Очевидно, что ВТБ не собирается одним махом разместить облигации на всю сумму в один триллион рублей. Но точной даты и суммы первого размещения пока банк не анонсировал.

Строго говоря, никакой особой сенсации в новости нет. В мире уже давно эмитируются сверхдлинные долговые бумаги, причём их выпускают и банки, и нефинансовые компании, и даже государства. Их иногда в шутку называют «бумагами Мафусаила» (по имени библейского героя допотопных времён, прожившего 969 лет).

Уже несколько государств Европы — Франция, Бельгия, Ирландия, Испания, Италия, Великобритания — выпустили 50-летние долговые бумаги. Уже есть страны, которые выпустили государственные облигации со сроком в 100 лет. Это Бельгия, Австрия, Ирландия и Мексика.

Но всё-таки приведённые выше примеры касаются сверхдлинных облигаций. Имеются также долговые бумаги без фиксированной даты погашения, которые действительно имеют право называться «вечными» (впрочем, правильнее их называть бессрочными). По-английски их величают perpetual bonds.

Такие бумаги являются своеобразным гибридом привилегированных акций и облигаций. В балансах эмитентов они обычно отражаются не как привлечённый (заёмный), а собственный субординированный капитал.

«Вечными» облигациями пользуются банки, для которых они становятся средством пополнения своего капитала в целях выполнения нормативов финансовых регуляторов (в настоящее время это нормы «Базеля-3»).

Журналисты, которые сообщили сенсацию о «вечных» бумагах ВТБ, вероятно, подзабыли (или не знают), что этот банк уже выпускал подобные бумаги. Это было летом 2012 года, речь идёт о евробондах на сумму примерно 2,25 млрд долларов, размещённых на мировом финансовом рынке.

В организации размещения участвовали известные западные инвестиционные банки, а также российский VTB Capital. Для эмиссии «вечных» евробондов банк ВТБ создал специальную компанию (SPV), которая, в свою очередь, кредитует ВТБ.

Порядок расчёта ставки должен пересматриваться раз в 10 лет, первое десятилетие она была установлена в размере 9,5% годовых. Через 10,5 лет был предусмотрен и первый досрочный выкуп евробондов (хотя банк и компания SPV оставили за собой право при необходимости изменить срок выкупа).

Как выясняется, и другие российские банки уже совершали эмиссии «вечных» бумаг. Есть бумаги валютные, есть бумаги рублёвые. Валютные размещались как на зарубежных рынках (евробонды), так и на российском.

На Московской бирже можно найти выпуски Россельхозбанка, Газпромбанка, МТС Банка, Банка СМП и Московского Кредитного Банка.

Первым рублёвые «вечные» облигации выпустил в 2016 году Россельхозбанк (в указанном году было три выпуска на общую сумму 15 млрд руб.). Примечательно, что среди покупателей этих бумаг были не только профессиональные инвесторы, но и обычные «физики».

Позднее РСХБ разместил на российском рынке ещё три выпуска «вечных» облигаций на общую сумму 20 млрд руб. и один валютный (долларовый) выпуск на сумму 50 млн долл. США.

В 2017 году Сбербанк объявил о подготовке эмиссии «вечных» облигаций в национальной валюте на сумму 150 млрд руб., однако по каким-то причинам она так и не состоялась.

Что касается валютных «вечных» облигаций, размещаемых на зарубежных рынках, то тут кроме ВТБ отличается Альфа-банк. В 2016 году указанный банк разместил два выпуска бессрочных облигаций, номинированных в американской валюте, общим объёмом 700 млн долл. В январе 2018 года была ещё одна эмиссия еврооблигаций в размере 500 млн долл.

Весной текущего года, по данным финансового информационного агентства Cbonds, на российском рынке обращалось 26 выпусков бессрочных облигаций общим объёмом более 6,9 млрд в долларовом эквиваленте — практически все они представляют собой вечные субординированные обязательства банков.

Можно ожидать, что в ближайшее время «вечные» облигации перестанут быть экзотикой как для российских банков, так и для инвесторов (не только профессиональных, но и неискушённых инвесторов — «физиков»). Банкам ведь надо как-то выполнять нормативы достаточности капитала, а «вечные» облигации это позволяют сделать.

До последнего времени банки для выполнения нормативов прибегали к такому средству, как БКЛ (безотзывные кредитные линии). БКЛ — инструмент оперативного получения на возвратной основе ликвидности коммерческим банком у Банка России. Кстати, основным получателем ликвидности через БКЛ был (и остаётся) ВТБ.

В этом году Центробанк начал сворачивать кредитование банков через БКЛ и к 1 мая 2022 года планирует полностью отказаться от этого инструмента.

Вот ВТБ загодя и начал готовиться к новой ситуации, рассчитывая на поддержку со стороны российских инвесторов. Готовятся и другие банки. Кстати, показатели достаточности капитала у многих российских банков находятся на пределе.

«Вечные» бумаги для них могут оказаться «спасительной соломинкой», без которой они точно лишились бы банковской лицензии. Но, увы, «соломинка» может и не помочь.

А кто же будет покупать «вечные» бумаги банков?

На первый взгляд, финансовый инструмент привлекательный. Особенно для тех, кто мечтает быть вечным рантье. Ведь инвесторам-рантье не нужны бумаги с погашением, им нужен стабильный доход на многие годы.

Но надо иметь в виду, что эмитенты «вечных» бумаг, как правило, оставляют за собой право время от времени пересматривать процентные ставки и/или методики расчёта причитающегося инвестору дохода (ставки могут быть плавающими).

Мировой опыт показывает, что на первом этапе эмитенты «вечности» обычно определяют ставку с хорошей премией, но после пересмотра премия уменьшается или вообще исчезает.

Вот и у российских банков ВТБ, РСХБ, Альфа купонные ставки по валютным облигациям на стартовом периоде были определены выше девяти процентов годовых. Фантастика! Не только на фоне отрицательных процентных ставок по многим бумагам на мировом рынке, но даже на фоне тех процентов, которые российские банки предлагают по валютным депозитам (не более трёх процентов, а часто всего один-два). Долго такую высокую планку банки держать не будут.

Как можно судить по планам российских банков, они рассчитывают на то, что основными покупателями «вечных» облигаций станут отечественные институциональные инвесторы.

А кто это?

Прежде всего страховые компании и пенсионные фонды. С моей точки зрения, инвестиции в «вечные» бумаги российских банков сопряжены с высокими рисками. Я даже не говорю о риске обесценения рубля, в котором номинированы облигации, и в котором будет происходить выплата дохода.

Ещё более серьёзным может оказаться риск «смерти» эмитента «бессмертных» бумаг. В 2013 году в стране функционировало около 900 коммерческих банков. Сегодня от них осталась лишь половина.

О какой «вечности», о каком «бессмертии» можно говорить?

На руках у инвесторов останется лишь «бумажная память» о «покойнике». Защитники «вечных» облигаций скажут мне, что это не «бумажная память», а удостоверение на право участия в конкурсе на раздел имущества «покойника».

Мы хорошо знаем, что очередь претендентов на имущество ликвидированного банка всегда очень длинная. Кое-что может достаться лишь первым из этой очереди. А владельцы «вечных» бумаг, согласно правилам игры, будут находиться в самом конце очереди.

Я не исключаю, что пенсионные фонды как институциональные инвесторы, которым сегодня приходится выбирать «между плохим и совсем плохим» на рынке финансовых инструментов, от безысходности могут пойти на покупку «вечных» банковских облигаций. И в какой-то момент времени пенсионные фонды могут оказаться «лузерами».

Впрочем, «лузерами последней инстанции» в этом случае станут наши бедные пенсионеры. Российские банкиры-ростовщики, сделав ставку на «вечные» бумаги, могут лишь приблизить смерть наших стариков.

P.S.

До конца декабря 2018 г. выпускать бессрочные облигации в России имели право только банки. Однако в результате внесения изменений в российское законодательство с 1 января 2019 г. данный инструмент стал доступен для компаний всех секторов экономики.

Однако по прошествии более полугода с этого момента ни одна российская компания не заявила о планах выпуска таких облигаций. Может, это и к лучшему?

Автор: Валентин Катасонов