Marketsignal logo

Министры в Давосе показали весь отечественный товар



Российские чиновники представили в Давосе блестящие перспективы страны в экспортном исполнении. Глава Минэкономразвития Максим Орешкин заявил, что РФ вот-вот станет новым технологическим центром мира.

Глава Минкомсвязи рассказал, как позитивно на РФ влияют антироссийские санкции. Вице-премьер Аркадий Дворкович похвастался сверхнизкой инфляцией. И никто из чиновников не рассказал иностранцам, как падают доходы населения, как стагнирует экономика и как промышленность попала в новую рецессию.

На форуме в Давосе следует не обсуждать проблемы, а хвастаться всем, чем только можно. Такой логики придерживаются в последние годы члены российских официальных делегаций на Всемирном экономическом форуме.

Министры в Давосе показали весь отечественный товар

Министры в Давосе показали весь отечественный товар

В этом году российские министры решили, что главные достижения страны – это низкая инфляция, растущие нефтяные цены и обширные планы цифровизации. Примечательно, что одновременно с презентациями в Давосе Росстат представил неутешительную статистику падения реальных доходов населения, которые снизились за прошлый год на 1,7%.

Причем скорость падения увеличилась к концу года. При этом падение внутреннего спроса наши министры описывают иностранцам как «улучшение инвестиционного климата».

Об этом, в частности, рассказал вчера глава Минэкономразвития (МЭР) Максим Орешкин в ходе панельной сессии «Россия: новый производственный центр». Об улучшении климата, по словам министра, говорит приток прямых иностранных инвестиций.

«У нас было менее 20 млрд долл. прямых иностранных инвестиций в 2015 году, в 2016 году был почти коллапс, в 2017-м такие инвестиции составили около 20–25 млрд долл.», – отметил вчера министр. Орешкин также подчеркнул, что те компании, которые инвестировали в турбулентный период, сейчас «пожинают плоды» таких инвестиционных решений.

«Если мы посмотрим на статистику, то увидим ряд крупных сделок, то, что инвестклимат улучшается», – заметил он. «Мы видим возможности для привлечения новых инвестиций в российскую экономику», – добавил глава МЭР.

Действительно, сегодняшние показатели по притоку прямых иностранных инвестиций неплохи, однако они все еще хуже 2007–2008 годов, когда инвестиции заметно превышали 27 млрд долл. в год.


Правда, в Центробанке ранее сообщали, что зарубежный бизнес сократил инвестиции в российскую экономику. «По итогам минувшего (2017) года приток прямых иностранных инвестиций – то есть вложений в реальный сектор в виде открытия бизнеса или покупки доли в предприятиях – обвалился на 25%», – передавал «Росбалт» со ссылкой на данные ЦБ.

В четвертом квартале нерезиденты, работавшие на российском рынке, и вовсе сворачивали операции и распродавали активы, после чего вывели 1,6 млрд долл., сообщали в ведомстве Эльвиры Набиуллиной.

По сумме отток стал вторым крупнейшим в новейшей истории страны: только в четвертом квартале 2014-го, в разгар боевых действий в Донбассе, санкций, обвала нефти и рубля, инвесторы уходили быстрее, забрав 1,9 млрд долл., подчеркивали СМИ.

По мнению экономистов, такое поведение говорит о том, что у нерезидентов меняются приоритеты – вместо вложений в реальный сектор они предпочитают финансовые спекуляции, активно скупая облигации правительства или ценные бумаги корпораций.

Чтобы поддержать интерес инвесторов к РФ, наши чиновники пытаются теперь прорекламировать Россию в качестве нового производственного центра и центра современных технологий. Впрочем, для этого есть свои ограничения, тут же продолжают они.

«У нас есть ограничения в связи с действием санкций. И не все компании готовы продвигать свои технологии», – замечает Орешкин. Еще одно ограничение – низкая производительность труда, считают российские чиновники.

Вместе с тем, рассуждает глава МЭР, те реформы, которые проводят власти, в том числе и по стабилизации валютного курса, делают ситуацию в стране прогнозируемой. А значит, потенциально это должно привлечь инвестиции в страну.

Заметим, глава МЭР не в первый раз обещает России «скорый технологический рывок». В преддверии поездки в Давос Максим Орешкин анонсировал, что на Всемирном экономическом форуме РФ объявит об участии «в проектах, связанных с развитием новых технологий». Чуть ранее, в ходе Гайдаровского форума, он обещал, что новые технологии совсем скоро изменят облик современной России.

Однако все эти заявления фактически объединяет одно – чиновники в красках рассказывают нам о том, какой будет эта новая цифровая Россия, но мало внимания уделяют тому, как именно мы к ней придем.

В этом смысле показательно, что панельная дискуссия «Россия: новый производственный центр» анонсировалась в том числе и как способ ответить на такие вопросы: «В каких отраслях наиболее перспективна организация производства в России? Как современные промышленные технологии повышают отдачу от инвестиций в России?

Какие из недавних примеров наиболее показательны? Каковы основные трудности на этом пути и какие условия необходимо выполнить инвестору, решившему организовать производство в России?» Однако нельзя сказать, что сколько-нибудь вразумительные ответы на эти вопросы в ходе сессии были даны.

Примечательно, что нарастающие антироссийские санкции не обескураживают наших министров. «Все санкционные проявления усиливают уверенность российских разработчиков в том, что они востребованы, и усиливают инвестиции в эту сферу. Уже благодаря первым попыткам санкционных проявлений наша IT-индустрия получила внутренний заказ на миллиарды рублей не только со стороны госзаказчиков.

Если это давление будет усиливаться, то будут укрепляться позиции российских разработчиков», – объявил глава Минкомсвязи Николай Никифоров. Вице-премьер Аркадий Дворкович также прокомментировал антироссийские санкции. «Это не наше изобретение. Они делают жизнь сложнее, но не делают ее невозможной», – сказал он.

А эксперты и участники рынка советуют подумать: а есть ли вообще возможность у цифровой России сегодня догнать тот же энергетический сектор РФ по объему? Пока же это выглядит малоосуществимо.

К примеру, для того чтобы какой-либо российский стартап получил госфинансирование, ему необходимо пройти множество околоправительственных комиссий, и только потом владельцам стартапов предложат кредит под 15% годовых, приводит пример президент компании «ЭР-Телеком Холдинг» Андрей Кузяев в рамках сессии в Давосе.

И необязательно привлечение новых технологий связано с необходимостью привлекать иностранные инвестиции, продолжает предправления компании СИБУР Дмитрий Конов. «Сегодня инвестиции в российскую экономику и вовсе не выглядят оправданными – так как отечественный рынок небольшой», – полагает он.

По мнению экспертов, Россия пока еще может участвовать в глобальной гонке за новые технологии, но скоро такое «окно возможностей» закроется. Помешает этому в большей степени даже не производительность труда, а повышенная бюрократизация, считает член экспертного совета по цифровой экономике и блокчейн-технологиям при Госдуме Никита Куликов.

«К примеру, еще летом 2017 года был подготовлен законопроект о регулировании рынка беспилотных автомобилей в России, который позволил бы нашим разработчикам не вывозить технологии за рубеж, а тестировать и развивать их в России. Однако, несмотря на усилия, данный законопроект все еще находится на рассмотрении, в то время как в Германии соответствующий закон уже принят, а в США уже выдано 25 тыс. лицензий на беспилотный транспорт», – указывает он.

Впрочем, утечка кадров из РФ также будет мешать превратить Россию в новый технологический центр. «Факт, что Россия в данный момент не является меккой для программистов, а мечта любого начинающего программиста – попасть сначала в западную компанию, а затем эмигрировать в одну из развитых стран, а лучше всего – в Кремниевую Долину», – полагает управляющий партнер экспертной группы Veta Илья Жарский.

Мешать желающим войти на рынок технологий будут не только низкая эффективность, но и высокоэффективные, сознательные, жесткие конкуренты, обремененные миллиардами долгов, продолжает аналитик компании «Финам» Леонид Делицын.

«Стоит признать, что у того же американского Hi-Tech конкурентов нет сейчас не только в России, но и в Европе – нет ведь европейских поисковых машин, европейского Uber, европейских Facebook, Instagram, WhatsApp и YouTube. Хотя людей в Европе живет больше, чем в США.

Связано это, безусловно, с фантастической толерантностью к рискам инвесторов Силиконовой Долины, которая не в последнюю очередь определяется государственной инвестиционной политикой (а также и государственным долгом)», – обращает внимание он.

Производительность же труда в высоких технологиях – это, в значительной степени, вопрос политики, военной мощи и финансовых ресурсов, резюмирует эксперт.

«Пока говорить о России как о глобальном центре инноваций сегодня не приходится, хотя нарастающий интерес правительства к вопросам цифровой экономики может стать уверенным шагом в данном направлении.

Если же новые попытки инновационного сдвига будут сведены к минимуму очередным экономическим кризисом, то инновации в России будут развиваться по принципу «шаг вперед, два шага назад», — считает доцент Российского экономического университета им Плеханова Максим Соколов.

Автор: Ольга Соловьева


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ




  • obereg

    Давос вовсе не место, где стоит говорить о наших русских проблемах, да еще самим. Оппоненты те ещё шакалы — только зазевайся вмиг покусают. Главное знать свои проблемы и работать над их решением. А не облегчать этой своре поиск тем вокруг которых они будут строить свою политику против нас.