Marketsignal logo

«Каталонский синдром», или как последнему стать первым



Он обещал вернуться. Карлес Пучдемон опять может стать главой правительства Каталонии. И Мадрид, возможно, даже особо возражать не будет. Испанским властям так, наверное, даже спокойнее.

А Пучдемон не так прост, как кажется. Вовремя уехать – вовсе не значит проиграть. В то время как его соратники томятся в испанских тюрьмах, он, похоже, готовится возглавить новую волну каталонской «революции».

"Каталонский синдром", или как последнему стать первым

«Каталонский синдром», или как последнему стать первым

Как сообщают испанские СМИ, на закрытой встрече не где-нибудь, а в самом Брюсселе представители двух партий – коалиции «Вместе за Каталонию» и «Левые республиканцы Каталонии» договорились о том, что они будут выдвигать Карлеса Пучдемона на пост главы женералитета, то есть правительства Каталонии. А это заявка на победу.


Не забудем, что две вышеупомянутые «сепаратистские» партии на недавних выборах в Каталонии набрали вместе 66 мест из 135.

С другой стороны, пока Пучдемон в Испании пока скорее последний, чем первый. Как известно, на него заведено уголовное дело. Испанская прокуратура обвиняет его в бунте, мятеже и растрате. Как только бывший глава автономной области появится в родных пенатах, он тут же попадет в сети правосудия.

Но Пучдемону, видимо, и в Брюсселе хорошо. Он считает, что раз дороги ему в родную Каталонию нет, то существуют и другие способы самоутвердиться, то есть занять вновь пост главы правительства автономии.

Как сообщает агентство EFE, Пучдемон предлагает провести процедуру утверждения его кандидатуры путем видеотрансляции или поручить зачитать официальную речь доверенному лицу.

Будут ли испанские власти мешать такому способу возвращения Пучдемона в каталонскую политику – тоже еще вопрос. Неожиданно может оказаться, что его персона всех устраивает.

Ведь Карлес Пучдемон – это скорее не олицетворение независимости Каталонии, а созависимости региона от Испании. И тут психологам пора вводить новый термин – «каталонский синдром».

Каталония в прошлом столько раз пыталась стать независимой, но каждый раз останавливалась в шаге от цели. Она словно подросток, который очень недоволен своими родителями, но при этом боится остаться без опеки и защиты. Или зрелый «человек», но попавший в паутину созависимых отношений?

В любом случае испанским властям Пучдемон понятнее, нежели другие его соратники. Экс-глава Каталонии однозначно не революционер. «Телефон, телеграф и железнодорожные станции» – это не про него.

Он лучше на дистанции, по видеосвязи, так всем спокойнее. Он обещал вернуться, и он возвращается, пускай и в несколько виртуальном виде.

Но ведь и премьер-министру Испании Мариано Рахою, как говорится, палец в рот не клади. У него, надо полагать, найдутся рычаги воздействия на ситуацию.

Ведь в ходе внеочередных выборов в Каталонии он «засветил» почти половину избирателей, которые ратуют в автономии за единую Испанию. И это Карлесу Пучдемону, если он и станет вновь главой каталонского правительства, придется учитывать.

Поэтому возможное возвращение Пучдемона в высокую политику – это все тот же вечный «тяни-толкай» в отношениях между Испанией и Каталонией. И сторонникам независимости будет все тяжелее.

Эйфория от победы на декабрьских выборах почти исчезла, а на ниве политики – все тот же прошлогодний снег.

Автор: Сергей Осипов


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ