Marketsignal logo

Тегеран дает отпор Трампу



Поступающие сообщения о событиях в Иране носят отрывочный характер. Однако они начинают приобретают определенную системность, что позволяет сделать анализ и первичные выводы.

Итак, согласно новостям телеканала Al Arabia, ночью 1 января 2018 года тысячи протестующих собрались на улице Пастера в Тегеране, где расположена резиденция духовного лидера Ирана Али Хаменеи. Не ясно, намеревались ли они штурмовать здание или перед ними была поставлена задача проверить, где в настоящее время находится сам рахбар, поскольку ранее ходили слухи, будто он покинул столицу Ирана.

До того силы правопорядка и Корпус стражей исламской революции усилили меры безопасности возле резиденции духовного лидера и на прилегающих к ней улицах. По всем признакам, стычек между ними и протестующими не произошло.

Тегеран дает отпор Трампу

Напомним, что в связи с началом акций протеста на 1 января планировалось созвать чрезвычайное заседание парламента, однако на настоящий момент какой-либо информации по этому поводу не поступало. Это первое.

Второе: на политической сцене обозначил свое присутствие президент Ирана Хасан Рухани. Впервые после начала протестов он публично заявил, что «народ имеет право на протест и критику в адрес правительства» и призвал участников выступлений «сосредоточиться на проблемах страны и улучшению жизни народа».

Затем Рухани выступил с критикой президента США Дональда Трампа, утверждая, что тот «не имеет права сочувствовать иранскому народу, поскольку несколько месяцев назад назвал Иран «террористической страной».


Рухани также отметил, что волнения вызваны внутренними проблемами и пообещал активизировать работу по решению экономических вопросов. При этом президент добавил, что ситуацию в Иране нужно использовать для того, чтобы «найти глубинные причины проблем».

Что касается США и некоторых других стран, в частности Саудовской Аравии, то их Рухани обвинил в подстрекательстве извне. Это реакция на то, что Вашингтон официально поддержал протестующих, а Трамп заявил, что для Ирана «пришло время для перемен».

Таким образом, похоже, что президент начинает концентрировать власть в своих руках. Возможно, наступает момент перелома ситуации, умиротворения страстей, которые перестают получать новые импульсы.

Но купированы ли проблемы полностью? Ранее первый вице-президент Эссхак Джахангири выступил с предположением, что за протестами стоят — прежде всего — противники правительства, за которыми «стоит кто-то еще», но остается в силе и другая версия. Согласно ей, акции протеста были инициированы силами, ориентирующимися на консервативные круги иранской элиты с целью ослабить позиции Рухани.

Ближайшие дни покажут, в какую сторону качнется ситуация в Иране. В этой связи мы решили обратить внимание на следующие моменты.

Протесты начались в Мешхеде на северо-востоке Ирана. В общей сложности они охватили сначала пять городов в провинции Хорасан — Разави, в масштабах всей страны — 63 города Ирана.

Потом акции стали перемещаться с северо-востока на запад, где компактно проживают курды. К слову, численность курдского населения в Иране больше, чем в Иракском Курдистане. По данным турецких и западных источников, они имеют связи с Рабочей партией Курдистана (РКК).

С 2004 года на территории Ирана действует «Партия свободной жизни Курдистана» (PJAK), которая выступает за политические и культурные права курдского населения Исламской Республики. Поэтому заинтересованные внешние силы, используя нынешнее протестное движение, могут предпринять попытку активизировать в Иране курдский фактор.

В отличие от другого национального и крупного по численности меньшинства — азербайджанцев, которые занимают различные и одновременно высокие посты в системе иранской власти — курды не принимают активного участия в политике и экономике страны.

А во внешней политике сегодня если что и сближает Тегеран и Анкару, то это курдский вопрос, стремление Ирана и Турции предотвратить появление в регионе «нового Израиля». Хотя у Ирана был шанс воспользоваться таким важным фактором, как принадлежность курдов к иранскому миру, к чему Тегеран призывали многие иранские политики и политологи.

Курдская среда отстранена от Тегерана. Одновременно в восточных регионах Турции идет война Анкары системного и регулярного характера против курдов. По мнению некоторых экспертов, «сейчас это второй по масштабам военный конфликт после Афганистана».

Вот почему «засветка» курдов в нынешних иранских протестах наводит на мысль о возможности начала или активизации процесса этнокультурного и регионального распада или фрагментации Ирана и Турции. Вместе с тем, если только приведут в движение курдов в Иране, неизбежно возникнет и азербайджанский вопрос, геополитическая тектоника в Закавказье придет в движение.

Не имея возможности поколебать позиции Ирана в Сирии, Ираке и Йемене, где Тегеран очевидно ведет по очкам, внешние силы могут попытаться расшатать ситуацию внутри Ирана, пользуясь объективными экономическими и социально-политическими проблемами.

Если у Тегерана треснет тыл, то большая часть его успехов на Ближнем Востоке быстро обесценится. Если Иран устоит, то его в очередной раз представят мировому сообществу в качестве «диктатора» на Ближнем Востоке, который «душит демократию и свободу своего народа». Но есть возможность и другой игры, когда кто-нибудь за пределами Ирана сыграет на стороне Тегерана, перевернув ситуацию.

Вопрос в том, есть ли такие внешние силы. МИД России пока что заявил, что события в Иране являются внутренним делом и выразил надежду на то, что «ситуация не будет развиваться по сценарию насилия и кровопролития», а также высказал убеждение о недопустимости внешнего вмешательства в Иран, «дестабилизирующего обстановку». Однако этого недостаточно.

Что-то нам подсказывает, что скоро Москве придется принимать более серьезные решения.

Автор: Станислав Тарасов


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ



Загрузка...