Marketsignal logo

Кто больше не сможет получить налоговый вычет



ФНС ужесточает правила игры. Теперь налоговые органы имеют больше оснований, чтобы отказать в учете расходов и налоговых вычетов по НДС.

В российском бизнесе, пожалуй, не осталось игроков, которым не доводилось слышать словосочетание «необоснованная налоговая выгода». За этим термином, введенным в оборот Высшим Арбитражным судом (ВАС РФ) в 2006 году, скрывается совокупность правовых концепций, направленных на пресечение налоговых злоупотреблений.

Кто больше не сможет получить налоговый вычет

Кто больше не сможет получить налоговый вычет

Из-за стремления некоторый представителей бизнеса оптимизировать издержки налоговые органы столкнулись с массовым применением недобросовестными налогоплательщиками схем уклонения от налогообложения.

Понимая объективную необходимость в решении сложившейся ситуации, Пленум ВАС РФ в октябре 2006 года выпустил постановление «Об оценке арбитражными судами обоснованности получения налогоплательщиком налоговой выгоды», которое на долгие годы стало краеугольным камнем судебной практики по делам о налоговых злоупотреблениях.

В этом постановлении были сформулированы ключевые принципы, в соответствии с которыми оцениваются действия налогоплательщика, «подозреваемого» в использовании схем уклонения от налогов.

В сухом остатке эти принципы заключались в следующем:

1. У каждой хозяйственной операции должна быть деловая цель, отличная от налоговой экономии.

2. Для целей налогообложения совершенные налогоплательщиком операции учитываются в соответствии с их экономическим смыслом.


3. Если ради налоговой экономии налогоплательщик исказил смысл операции, то ее налоговые последствия пересчитываются таким образом, чтобы «реконструировать» налоги, которые уплачивались бы, если бы искажения не было.

Эти параметры активно применялись налоговиками и судами до 2017 года, когда в законодательстве были закреплены инструменты противодействия налоговым схемам.

Серая зона

На протяжении 11 лет главной проблемой применения данных критериев было отсутствие конкретики в содержании таких понятий, как «должная осмотрительность при выборе контрагента», «недобросовестность», «формальный характер деятельности» и других.

На практике это приводит к отказам в налоговых вычетах и расходах в силу одного лишь подозрения в том, что контрагенты налогоплательщика не уплачивают налоги или не имеют возможности для того, чтобы выполнить перед налогоплательщиком свои контрактные обязательства.

В то же время, принцип «налоговой реконструкции», являющийся главным инструментом концепции обоснованной налоговой выгоды, позволял налогоплательщику учитывать те расходы и вычеты, на которые он имел бы право в случае, если бы его операции не имели целью уклонение от налогов.

Например, если в цепочку поставки товаров посредник встроен ради «раздувания» цены и увеличения расходов, то налогоплательщику будет отказано во включении в состав расходов суммы именно наценки посредника, но не всей стоимости товара.

Или же, если претензия налоговиков сводится к тому, что поставщик не имел возможности поставить товар, но тем не менее товар был поставлен налогоплательщику, то и расходы на его покупку признавались обоснованными.

Игра по новым правилам

Вступившая в силу 19 августа 2017 года статья 54.1 Налогового кодекса не только полностью изменила терминологию концепции противодействия налоговым злоупотреблениям, но и сами правила. В частности, исчез сам термин «налоговая выгода». Вместо него в заголовке статьи используется понятие «права при исчислении налоговой базы и суммы налога».

Теперь в соответствии с требованиями Налогового кодекса, помимо обоснования деловой цели сделки (операции), необходимо чтобы эта сделка была исполнена именно тем контрагентом, с которым у налогоплательщика заключен договор, или лицом, которому соответствующее обязательство передано по договору или закону.

Данное положение означает, что налоговые органы откажут налогоплательщику в учете расходов и налоговых вычетов по НДС, если найдут подтверждение того, что поставка товаров, выполнение работ, оказание услуг осуществлены не непосредственным контрагентом налогоплательщика, а иным лицом.

Например, оборудование поставлено не продавцом, с которым был заключен договор, а напрямую производителем. Причем отказ в вычетах и расходах в таком случае, по мнению налоговых органов, должен быть произведен в полном объеме, а не только в сумме, приходящейся на «наценку» недобросовестного поставщика. Стоит отметить, что подобный отказ не должен и не будет зависеть от того, состоялась ли в действительности спорная поставка.

Таким образом, правила, в соответствии с которыми осуществляется противодействие налоговым схемам, существенно ужесточаются. С другой стороны, ФНС ориентирует нижестоящие налоговые органы на преследование только тех налогоплательщиков, которые умышленно создают схемы ухода от налогов, а не тех представителей бизнеса, которые случайно оказались участниками сомнительной цепочки сделок.

Впрочем, с учетом активного взаимодействия налогового ведомства со следственными органами, инструментов для доказывания умысла у налоговиков прибавилось, поэтому слова руководства налоговой службы об отсутствии в законе требования «должной осмотрительности» не должны внушать иллюзий.

Дела давно минувших дней

Практика применения статьи 54.1 НК РФ насчитывает всего несколько месяцев. Тем не менее, уже сейчас целесообразно учитывать новые подходы законодателя и налоговых органов к оценке добросовестности налогоплательщиков.

Также следует отметить особо значимый факт, что эта недавно введенная в действие статья Налогового кодекса применяется к проверкам, начатым после 19 августа 2017 года, а это значит, что сквозь призму новой концепции могут рассматриваться сделки, совершенные налогоплательщиками с 2014 года включительно.

Получается, что ужесточенным правилам фактически придана обратная сила, несмотря на то, что это прямо запрещено Налоговым кодексом.

Автор: Валентин Моисеев


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ