Marketsignal logo

Скользкий шелковый путь: Стоит оступиться и экономика Белоруссии рухнет



Участие Беларуси в китайском проекте нового Шелкового пути сулит весьма скромные выгоды, а в случае неудачи обернется для нас многомиллиардными потерями.

Во время своего последнего послания народу и парламенту, Александр Лукашенко много внимания уделил взаимоотношениям с Китаем, которые по его словам, «очень добрые и позитивно развивающиеся». Особых похвал удостоился китайский проект нового Шелкового пути.

«Мудрые китайцы сделали правильный вывод из существующей ситуации. Не нахрапом, не бульдозером пройтись, не с помощью крылатых ракет проложить путь в новые рынки. А поднимая и поддерживая народы, которые будут поддерживать Шелковый путь», — заявил он.

Скользкий шелковый путь: Стоит оступиться и экономика Белоруссии рухнетПо его словам, отличительной особенностью этого проекта является то, что Китай предлагает его реализовывать «без жлобства».

«Идя в эти регионы, КНР на пути инвестирует колоссальные средства в развитие тех государств, через которые проляжет Шелковый путь», — заявил Лукашенко. – «Поэтому Беларусь должна стать одной из узловых платформ нового Шелкового пути в Евразийском регионе».

Однако, в действительности участие Беларуси в этом проекте сулит весьма скромные выгоды, а в случае неудачи обернется для нас многомиллиардными потерями. Об этом в материале «Белорусского партизана».

Шелковый путь 2.0

Как известно из истории, Великий шелковый путь – караванная дорога связывающая Китай с Европой в древности и в средние века, по которой китайцы экспортировали свою продукцию (прежде всего шелк, откуда и пошло название) и импортировали западные товары.

В 2013 году председатель КНР Си Цзиньпин принял решение реанимировать этот проект. Новый путь должен соединить Китай со странами Евросоюза и создать одну из самых масштабных инфраструктурных сетей в мире.

Весной 2015 года для реализации проекта был создан инвестиционный фонд Silk Road Company, и было выделено 40 млрд долларов (очень скромная по меркам Китая сумма). Впрочем, в дальнейшем предполагается многократное ее увеличение.


Реализация проекта предполагает создание сотен инфраструктурных проектов: железных дорог, автотрасс, портов, электростанций и индустриальных парков. Таким образом, Китай планирует решить сразу несколько задач:

— ускорить темпы экономического роста, которые последние годы там неуклонно сокращаются;

— дать толчок развитию экономически отсталых, в сравнении с приморскими, западных регионов Китая;

— стимулировать экспорт и усилить свое влияние в Европе и Азии.

Для Китая нет одного Шелкового пути

Говоря о проекте нового Шелкового пути, у нас обычно имеют в виду только одно из его возможных направлений проходящее через Казахстан, Россию и Беларусь. Этот маршрут является для Китая одним из приоритетных, но далеко не единственным.

Скользкий шелковый путь: Стоит оступиться и экономика Белоруссии рухнетСкользкий шелковый путь: Стоит оступиться и экономика Белоруссии рухнетВ понимании Китая, Шелковый путь — это огромное количество морских и сухопутных маршрутов. Одни из них идут через Беларусь и Россию, другие в обход – через Украину и Грузию, третьи – через Малайзию, Индию и Турцию и т.д. и т.д.

Скользкий шелковый путь: Стоит оступиться и экономика Белоруссии рухнетСкользкий шелковый путь: Стоит оступиться и экономика Белоруссии рухнетВ сущности это инициатива, к которой Китай предлагает присоединиться всем желающим. Для Пекина, чем больше будет путей, тем лучше.

Место Беларуси

Председатель КНР не так давно назвал Беларусь «важной узловой платформой Шелкового пути», но это вовсе не значит, что Китай готов вкладывать в нашу страну большие деньги.

«Беларусь не та страна, куда Китай будет вкладывать серьезные инвестиции. Мы не очень им интересны, мягко говоря. Прямых кредитов Китай тоже практически не дает», — считает кандидат политических наук Александр Филиппов.

По его словам, фактически единственное, на что мы можем рассчитывать – это связанные кредиты, т.е. кредиты, которые выделяются нам под проценты (пускай и небольшие) на строительство объектов китайскими рабочими, по китайским технологиям.

«Такие кредиты выгодны китайцам, но не нам. Во-первых, проекты, под которые даются кредиты, как правило, осуществляются по завышенной стоимости. Во-вторых, все возможные убытки, связанные с эксплуатацией объектов, несем мы. Китайцев же их дальнейшая судьба абсолютно не интересует», — рассказывает эксперт.

Кроме того руководство Китая ясно дало понять, что не будет выступать в роли единственного кредитора строительства объектов инфраструктуры для Шелкового пути. Для того, чтобы принять участие в проекте нужно будет тратить и свои деньги.

«Надо понимать, что Китай не будет выступать в качестве единственного источника финансирования, спонсора этого проекта. Это Си Цзяньпин очень четко проговорил», — рассказывает доцент БГУ Роза Турарбекова.

По ее словам, не стоит забывать и то, что фонд Шелкового пути составляет пока всего 40 млрд долларов, что для инфраструктурных проектов совсем небольшая сумма.

Выгоды несоизмеримы с рисками

Так почему белорусские власти так настойчиво хотят принять участие в проекте Шелковом пути? Определенные выгоды участие в нем, конечно, сулит. Это и создание и модернизация инфраструктуры, и увеличение транзита китайских товаров, а следовательно и доходов от него, и привлечение в страну денег (хоть и в виде связанных кредитов), которые могут расшевелить экономику. Но эти выгоды несоизмеримы с рисками.

Дело в том, что железнодорожный путь в сравнении с морским не только вдвое быстрее, но он еще и почти втрое дороже. Так, специализированное издание JOC.com рассчитало, что перевозка из Китая в Европу одного 40-футового контейнера морским путем обходится в $3 тыс, а по железной дороге – около $8 тыс. Такое соотношение между ценой и скоростью делает поставки большинства китайских товаров железнодорожным транспортом нецелесообразными.

Исключение составляют разве что высокотехнологические товары и комплектующие для автомобилей. Однако именно эти китайские товары большого спроса в Европе как раз не имеют. В результате маршрут шелкового пути через Беларусь с большой вероятностью может оказаться маловостребованным.

Для Китая в этом не будет большой беды – скоростной маршрут проложен и используется по мере необходимости, китайские рабочие получили зарплаты, внесли свою лепту в рост китайского ВВП, а потраченные на это связанные кредиты вскоре вернуться с процентами.

Беларусь же останется с многомиллиардными долгами и никому не нужными инфраструктурными объектами, обреченными ржаветь без должного товаропотока.

Поэтому, в отличие от ряда азиатских стран или России, например, участие Беларуси в этом китайском проекте слишком рискованное занятие. Поскользнувшись на Шелковом пути, экономика Белоруссии может и не оправиться.

Автор: Алексей Марцинкевич


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ