Marketsignal logo

Отряхнуть маржу от пыли: Угольный бум поставил под угрозу экологию Приморья



Скачок цен на уголь, вызванный в основном последствиями циклона в Австралии, спровоцировал бум на рынке. Производители и порты готовились к этому событию пять лет. Однако на угольном буме решили заработать и «временщики», ставя под угрозу экологию Приморья.

Цены на коксующийся уголь с поставкой из Австралии уже несколько дней идут вверх: апрельские фьючерсы достигли 220 долларов за тонну, а контракты с поставкой летом пока продаются по 200 долларов за тонну.

Отряхнуть маржу от пылиПричиной очередного витка роста цен на уголь стал тропический циклон Дебби, бушующий у берегов Австралии — крупнейшего мирового экспортера угля.

Эксперты компаний Wood Mackenzie и UBS ожидают, что уголь подорожает еще, поскольку восстановление важнейшего железнодорожного коридора в Австралии, по которому перевозится больше половины экспортных объемов из штата Квинсленд, займет больше месяца.

Напомним, что еще год назад цены на коксующийся уголь были на уровне 70 долларов за тонну, а энергетический уголь стоил всего 50 долларов. Российские угольные компании, инвестировавшие в отрасль сотни миллиардов рублей, наконец смогли вздохнуть спокойнее и начать окупать вложения.

Однако на сверхприбыль слетелись и «конъюнктурщики», зарабатывающие на угольном буме. Страдают от этого в первую очередь дорожная инфраструктура, экология морей и жители портовых городов, задыхающиеся в пыли.

Борьба за выживание

Поход угольных цен вниз начался в 2012 году. Причин тому была масса. Растущий спрос на уголь в Китае обеспечил его производителям сверхмаржу. Та, в свою очередь, вызвала бум добычи этого ресурса во всех уголках планеты. В итоге на рынке возникло перепроизводство, а основные потребители — Китай и подключившаяся к нему Индия — не смогли обеспечить соответствующего спроса.

Второй удар по рынку угля нанесли производители сланцевого газа США, которые, демпингуя, заставили огромную американскую угольную промышленность переориентироваться с внутреннего рынка на мировой. В итоге на мировом рынке оказалось очень много угля, и цены на него ускорили снижение. Наконец, третьим мощным ударом по рынку угля стали падающие цены на нефть.

В итоге угольщики начали изнурительную борьбу за выживание. Проблема затронула практически всех мировых производителей, начиная с китайских шахтеров и заканчивая рабочими угольных разрезов в Австралии. Многие российские производители стояли на краю пропасти. Например, «Мечел» чудом избежал банкротства. Проблемы были у шахт «Распадская», «Заречная» и т. д.

Тем не менее, несмотря на всю сложность ситуации, российские угольные компании все это время искали внутренние резервы, договаривались с кредиторами, содержали инфраструктуру; последняя, кстати, немаловажный фактор для наших производителей угля: основные его запасы сконцентрированы в Кузбассе и Сибири, что усложняет логистику.


Все было не напрасно: теперь спрос на мировом рынке угля спровоцировал резкий рост добычи и транспортировки этого ценного ресурса.

Дошли до стенки

Погрузка каменного угля на сети РЖД по итогам февраля составила 28,7 млн тонн, что превышает показатель аналогичного периода прошлого года на 8,3%. Рост погрузки вызван увеличением экспортных перевозок более чем на 15% к уровню прошлого года.

Российские производители угля ринулись на мировой рынок и заполняют возникший дефицит, заодно наращивая свою долю. Торговля углем внезапно снова стала сверхмаржинальным бизнесом. Еще бы: цены на уголь в рублях близки к историческим максимумам.

В итоге массовый вывоз угля привел к очень серьезным проблемам в логистической инфраструктуре. По итогам прошлого года через российские порты его было перевалено 136,3 млн тонн (+10,5%), и похоже, порты пока не способны принять больше.

Замминистра транспорта России Виктор Олерский в середине марта отметил, что основной дефицит перевалочных мощностей в России наблюдается в отношении угля и оценивается на уровне 15–20 млн тонн, то есть около 10–15% имеющихся мощностей.

Портовая инфраструктура, где уголь перегружается из вагонов на суда, очень дорога и капиталоемка. Окупаемость таких проектов долгая, а когда она еще и привязана к конъюнктуре цен на тот или иной ресурс, то иметь профицит мощностей про запас — очень дорогое удовольствие.

Так, дальневосточный Ванинский порт анонсировал строительство угольного терминала мощностью 15 млн тонн в год при цене проекта 23,6 млрд рублей. Подобные проекты есть по всему тихоокеанскому побережью — новый угольный терминал в северо-восточной части залива Находка мощностью 20 млн тонн; терминал «Север» в порту Восточный такой же мощности. Перечислять можно долго, только все эти проекты не будут готовы ранее 2020 года, если до их реализации дойдет дело.

Сейчас же пожинают плоды те, кто начал инвестировать в перевалку несколько раньше. Например, АО «Восточный порт» — крупнейший угольный стивидор в России — для увеличения пропускной способности еще в декабре 2012 года начал строительство третьей очереди углепогрузочного комплекса, вложив в строительство портовой и железнодорожной инфраструктуры 27 млрд рублей собственных средств.

Инвестиции шли все пять лет на фоне негативной конъюнктуры на рынке угля и продолжаются сейчас, когда цены на коксующийся уголь наконец рванули вверх. Третья очередь будет запущена в этом году, а годовая пропускная способность АО «Восточный порт» составит более 33 млн тонн.

Угольный комплекс этого предприятия оборудован крытыми вагоноопрокидывателями, судопогрузочными машинами, вагоноразмораживателями, конвейерами, системами аспирации и пылеподавления.

Все это сложные высокотехнологичные сооружения. Правильная перевалка угля — это вагоноопрокидыватели и судопогрузочные машины, благодаря которым уголь при разгрузке вагонов и погрузке на суда не пылит. Исключается также попадание твердого топлива в море.

Сегодня на Дальнем Востоке России действует лишь два крупных специализированных и полностью автоматизированных угольных терминала — это АО «Восточный порт» и «Дальтрансуголь» в бухте Мучке Хабаровского края.

Все остальные терминалы на Дальнем Востоке в той или иной мере используют так называемую грейферную технологию погрузки, когда кран просто ковшом переваливает уголь. Легко представить, сколько угольной пыли при этом висит в воздухе. В числе таких терминалов крупные площадки в Находке, поселке Посьет и десятки куда более мелких площадок. Их деятельность стала огромной проблемой для населения региона.

К трюму через пляжи

В последнее время в связи с «угольной лихорадкой» кроме специализированных угольных терминалов, требующих сложных технологических сооружений, уголь начали грузить и через терминалы, совсем не пригодные для этого. Это наблюдается во многих поселениях: в Ванино, Находке, Посьете и некоторых других.

Специализированные порты, имея сложные технические сооружения, не допускают пылеобразования во время перевалки. Кроме того, специализированные терминалы вынесены за пределы городов, что позволяет соблюсти технические и экологические нормы.

Неспециализированные же порты, резко поменявшие свой профиль деятельности, часто работают в границах городских поселений.

Уголь на них доставляется либо по железной дороге через городскую застройку, либо перегружается на автотранспорт, а машины, проезжая через город, доставляет уголь до причальной стенки, где его грейферами перегружают на судно.

Естественно, часть угля во время такой транспортировки теряется на пути через населенные пункты и попадает в море. Но самое главное, в результате этой деятельности образуется огромное количество угольной пыли, которая накрывает приморские города целиком.

Экологическая составляющая такой перегрузки катастрофическая. Особенно для Находки и Посьета, которые расположены в самых живописных местах Приморья.

В той же Находке открытой перевалкой угля занимаются 12 стивидорных компаний. Причина того, что происходит сегодня в Находке и других портах страны, где отгружают уголь, — уход государства от регулирования размещения того или иного объекта. Роспотребнадзор не выдает экспертных заключений или разрешений на строительство перевалочных мощностей. А что не запрещено, то разрешено.

По мнению местных экологов, источниками загрязнения непосредственно в Находке являются два предприятия: «Терминал Астафьева» и «Порт Восточные ворота — Приморский завод». Находясь близко к жилым застройкам, они оказывают серьезное негативное воздействие на окружающую среду: скопление угольной пыли на территории жилых кварталов, в квартирах и детских социальных учреждениях.

Жители начали задыхаться от угольной пыли и стали требовать, чтобы «угольные порты» (хотя по сути они таковыми не являются) прекратили работу.

Жители Находки уже отправили сотни обращений в разные инстанции, провели несколько митингов против ухудшения экологической обстановки в связи с ростом перевалки угля в портах и даже написали письмо президенту страны с просьбой вмешаться в ситуацию.

Территориальное управление Роспотребнадзора во Владивостоке пять раз обращалось в суд с требованием приостановить деятельность таких объектов-нарушителей.

До конца существования Украины осталось совсем немного

До конца существования Украины осталось совсем немного

Но суд не приостановил их деятельность, ограничившись наложением штрафов. «В советское время у нас был и сохраняется сейчас норматив исключительно для работников-шахтеров, для тех, кто имеет пыль в воздухе рабочей зоны.

Не было необходимости нормировать угольную пыль в атмосферном воздухе в жилой застройке, потому что такого не было никогда», — отметила глава Роспотребнадзора Анна Попова на выступлении в Госдуме, посвященном проблемам экологии портовых городов.

Заметим, что крупнейшие порты Европы: Антверпен, Копенгаген, Роттердам с объемами перевалки угля, превышающими объемы перевалки на Дальнем Востоке, — экологически абсолютно благополучны. Там используются современные технологии угольной перевалки и, конечно, нет никаких грейферов.

Да и с экономической точки зрения, если мы хотим развивать поставки угля из дальневосточных портов, нам нужны не мелкие кустарные терминалы, а большое число современных стивидорных компаний.

Автор: Петр Мельников


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ



Загрузка...