Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Чего и зачем добивается Джон Маккейн?

Внешняя политика США всегда вызывала массу вопросов, это в полной мере касается и введения антироссийских санкций. Как отмечают эксперты, в ближайшие годы их отмена вряд ли возможна, несмотря на позитивные высказывания нового президента Америки.

Благодаря, проводимой в последние годы информационной войне против России рядовым гражданам был навязан образ военного агрессора, сближение с которым прямо противоречит основным демократическим принципам.

Чего и зачем добивается Джон Маккейн?Именно поэтому высказывания Трампа о необходимости конструктивного диалога вызвали широкий общественный резонанс, а известный сенатор Джон Маккейн даже предостерёг нынешнего президента от подобных действий.

Основные направления развития внешней политики, механизмы достижения целей и возможные последствия

Если рассматривать геополитическую обстановку в целом, то вполне очевидно, что политика санкций привела в тупик.

Действительно, нынешние экономические ограничения больно ударили по российской экономике, но к её краху не привели – более того, прогнозируется её постепенная диверсификация и переориентирование.

В то же время ответные шаги Москвы нанесли урон европейским странам, что вызвало определённые недовольства в бизнес сообществе, поскольку санкции в действительности были навязаны извне.

Таким образом, уже принятые меры достичь желаемых целей не позволяют.

Дальнейшее развитие этого направления может осуществляться двумя методами: введением отраслевых санкций в энергетической сфере, что реально может привести к экономическому дефолту в России, но и глубочайшему кризису в странах ЕС, ввиду чего пойти на эти меры никто пока не решился.

Кроме того, стали очевидны и другие минусы таких жёстких мер, поскольку излишнее ослабление Москвы автоматически приведёт её в сферу влияния Китая, что никак не сочетается с интересами США.

И второй метод – принятие малозначительных ограничительных мер в виде формирования персональных «чёрных списков» или высылки дипломатов.

Эти шаги в настоящий момент активно реализуются, но они имеют и обратную сторону – наглядно демонстрируют неэффективность самого пути, чем вызывают появление протестных движений в самих странах-инициаторах.

Именно сейчас, когда насаждаемая русофобия нуждается в решительных мерах поддержки и демонстрации непреклонности, в США произошла смена власти, а вновь избранный президент отличается прагматичным подходом и не страдает от стереотипов, навязанных «холодной войной».

Естественно, что влияние консерваторов из сената и Пентагона слишком велико, чтобы в скорейшем времени произвести пересмотр внешней политики и отношений с Россией, кроме того, сформировавшееся общественное мнение будет этому препятствовать.

Однако если ослабить информационную блокаду, может произойти переоценка определений и сформируется почва для ослабления санкционного режима. Воспрепятствовать этому может лишь успешная интеграция республиканцев в администрацию Трампа, после чего будут созданы предпосылки для дальнейшей реализации намеченного плана.

В качестве основного борца за дальнейшее давление на Россию выступает Джон Маккейн, который не только призывает не отменять санкции, но и воздержаться от попыток сближения. В качестве положительного примера сенатор назвал президентство Рейгана, когда диалог с Москвой строился с позиции силы.

Несмотря на достаточно популярную позицию антироссийских настроений, Маккейн уже столкнулся с определённым противодействием. Так, Картер Пейдж, бывший советник избирательного штаба Трампа, направил ему письмо с требованием воздержаться от подобной полемики, поскольку это ставит под угрозу вопросы национальной безопасности.

Основной вопрос, который возникает при детальном рассмотрении сложившейся ситуации – какие цели преследует Маккейн, если непосредственного влияния на внешнеполитический курс он пока не имеет. Более того, опасения по поводу резкого потепления отношений между США и Россией совершенно не обоснованы.

Дело в том, что формируемая Трампом команда лояльными взглядами по этому вопросу не отличается, в частности нынешний глава госдепартамента Рекс Тиллерсон назвал нашу страну угрозой для Америки, Джеймс Мэттис, которому пророчат кресло руководителя Пентагона, скорректировал эту формулировку и отнёс Россию к главной угрозе, Никки Хейли, готовящаяся стать постпредом США в ООН, высказала мнение, что Москве вообще нельзя доверять.

Игнорировать подобные факты нельзя, поэтому несмотря на то, что от нового президента хотелось бы увидеть шаги, направленные на стабилизацию политической обстановки, антироссийская политика, видимо, сохранится ещё надолго.

Очевидно, что Трамп, как признанный прагматик, заявлениями о конструктивном диалоге преследует две цели: заполучить сторонников из числа противников санкционной политики, а также добиться от Москвы преференций, которые на деле окажутся выгодны только Америке.

Политическая игра Маккейна и её истинные цели

В таких условиях резкие выпады Маккейна кажутся крайне неуместными и бессмысленными, но не всё так просто. Дело в том, что его политические амбиции не удовлетворены, и в качестве пусть и призрачной, но всё же осязаемой цели маячит кресло главы Белого дома, а для этого необходимо завоёвывать сторонников и набирать политические очки.

С учётом популярности антироссийских настроений именно подобная риторика и кажется главным инструментом для деятельности в этом направлении на ближайшие пару лет.

Кроме того, американскому правительству нужен человек, который будет чётко формулировать основные постулаты, определённые правящей элитой, на международной арене, в то время пока Трамп будет вынужден демонстрировать определённую степень лояльности.

Как отмечает Томас Грэм, известный дипломат и директор консалтинговой фирмы Kissinger Associates, нормализация отношений – вовсе не путь к деловому сотрудничеству и партнёрству, это восстановление дипломатических каналов для организации нормальной работы.

Не менее раздражающе выглядят и успехи России на Ближнем Востоке, где, по словам того же Маккейна, она заняла лидирующие позиции, опередив США.

Особое негодование вызвал тот факт, что на конференцию, проводимую в Астане по Сирийскому вопросу, представители Америки приглашены не как полноправные участники процесса, а как гости. Такой внешнеполитический провал спровоцировал волну недовольства уже в самих Штатах.

Ведь при ближайшем рассмотрении выясняется, что несмотря на многомиллиардные затраты и значительные потери, на многочисленные нарушения международных норм и законов, США постепенно вытесняются из этого стратегически значимого региона.

Эту ситуацию Маккейн активно использует в своей политической игре, адресуя упрёки в несостоятельности предыдущей администрации и одновременно критикуя новую за потенциальное ослабление давления на Москву, несмотря на такое пересечение интересов.

Виду того, что вся американская политическая система оказалась в довольно шатком положении, высказываются опасения, что Трамп просто физически не сможет организовать продуктивное взаимодействие между противоборствующими направлениями в правящей верхушке.

Это может проявиться в его неспособности реализовать волевые политические решения, а также обеспечить следование чётко сформулированному курсу.

В подобной ситуации наибольшее влияние уже имеет не сам глава Белого дома, а лидер сенатского большинства, который получает рычаги влияния, сопоставимые с президентскими полномочиями. Вот здесь стоит ещё раз вспомнить о политических амбициях и потенциальных целях Маккейна.

Адам Шифф, член палаты представителей США, уже поспешил выступить с заявлением касательно того, что в случае попытки даже частичного ослабления санкций президент столкнётся с мощным противодействием сенаторов.

А это уже напоминает стремление диктовать свои правила игры. Более того, как отмечают наиболее радикальные представители американской верхушки, уже подготовлен пакет «более решительных» мер в отношении России.

Что же касается ранее введённых ограничений, то они могут быть отменены только после возврата Крыма Украине (что невозможно по определению), а также вывода войск из Донбасса (что также невозможно ввиду того, что российских войск там нет).

На фоне подобных заявлений предположения о возможном перераспределении правящих сил и ослабления института президентства уже не кажутся чем-то абстрактным и необоснованным.

[quote align=»left»]Рональд Рейган и Дональд Трамп: американские националисты

Рональд Рейган и Дональд Трамп: американские националисты

[/quote]Уже в ближайшие годы мы можем стать свидетелями того, как правительственные полномочия станут причиной противостояния между формальным главой государства и лидером правящего слоя. Насколько удастся реализовать этот план и каким образом политическая система будет функционировать в этом случае, пока остаётся не ясно.

Исходя из подробного рассмотрения внутриполитической обстановки, можно предположить, что действия сенатора Маккейна являются хорошо спланированным движением, направленным на получение инструментов влияния на вновь избранного президента.

Если сенатское большинство окажется возглавленным потенциальным оппонентом Трампа, президент фактически лишится возможности проведения независимой политики. Таким образом, мы наблюдаем новую форму борьбы за власть, не привязанную к традиционной выборной системе.

Автор: Сергей Василенков