Нажмите "Enter", чтобы перейти к контенту

Во что превратилась «Болотная» за пять лет?

«А тебя, Зюганов, мы переходным президентом сделаем, на год. Заслужил. Конституцию перепишешь, а после — нормальные конкурентные выборы проведём. И войдёшь ты в историю первым президентом свободной России…». Скажете, бред сумасшедшего?

Отнюдь. Реальные мысли реальных оппозиционеров ровно 5 лет назад, звучавшие на радиоволнах и в эфирах телеканалов, со скандалом выпавших из эфирной сетки.

Во что превратилась «Болотная» за 5 лет? «Политически продвинутые» жители крупных российских городов, начиная со среднего класса в возрасте 35-45 лет и заканчивая простыми студентами, в декабре 2011-го неожиданно и вдруг почувствовали себя «пролетающей фанерой». Время безжалостно тикает, власть и собственность у целого поколения отжал какой-то кооператив, объединившийся с силовиками, а тут ещё и с выборами прокатили.

Впору совсем озвереть. И откуда у этой «Единой Россией», за которую по личным ощущениям не голосовал ни один человек из ближайшего окружения в радиусе 40 километров, взялись 49% голосов?

Интернет тоже капает на мозжечок. Откроешь Facebook — а там сплошные страсти-мордасти, мемы про Чурова, тупик и системный кризис, из которого стране, ну, никак не выбраться, застой, обречённость и неминуемый распад. Вот и вылезли на улицы десятки тысяч людей с белыми ленточками, показать себя всей России, что есть они — с энтузиазмом, в эйфории, но без намёка на понимание дальнейших действий.

«Ровно пять лет назад начался болотный протест. Сегодня я в ленте видел лишь одно воспоминание об этом. И то к пишет, что ему стыдно за свое в нем участие. Так вот правда истории всё расставила на свои места», — резюмирует политолог Павел Данилин.

Сказать, что шансом своим несистемная оппозиция воспользовалась бездарно — не сказать ничего. Социальная база движения была вполне себе разношёрстной, идеологическая — разнообразной: правой, левой, либеральной, ультраконсервативной, «зелёной» и даже ЛГБТ-шной. И с личностным потенциалом было всё в порядке. Тогда казалось, что в российской политике произошла «перезагрузка» и смена поколений.

Вместо приевшихся физиономий Зюганова, Миронова, Жириновского и Явлинского появились свежие лица. Либеральный лагерь обрёл Алексея Навального, имевшего «в загашнике» несколько перспективных социальных проектов, предполагающих активное участие «белоленточников».

[quote align=»left»]Пентагон возглавит "Бешеный пёс", он же — "Воин-монах"

Пентагон возглавит «Бешеный пёс», он же — «Воин-монах»

[/quote]Лидеров КПРФ обещал потеснить активный леворадикал Сергей Удальцов. Неминуемым выглядело обновление руководства «Справедливой России» — Илья Пономарёв и Дмитрий Гудков выглядели вполне сносными кандидатурами.

Болотная была исполинским шагом вперёд, по сравнению со «Стратегией 31» на Триумфальной, привлекавшей раз в месяц в свои ряды по горстке людей. Тем интереснее разобраться, почему провалилось столь массовое и убеждённое в своей безграничной правоте движение?

«Вискарь в мэрии сделал свою дело совсем не в плане выбора места. Просто он подтвердил то, что я слышал на Сахарова от простых участников митинга: «Те на сцене всех сдадут». Сдали… Легко сдали и быстро. Даже не пытались взять. Мы проиграли, потому что не хотели выигрывать. Вообще даже не вышли на поле, оставшись в раздевалке. Так бывает, скажем, когда футбольная команда объявляет забастовку по какой-то причине. Иногда её мелкие требования удовлетворяют.

Нам тоже, скажем, вернули какое-то окно с регистрацией партий, но быстро закрыли. А глобальный итог поражения это убийство Немцова, Дадин и прочее, вы продолжите без меня перечисление», — делится воспоминаниями оппозиционер и участник событий Кирилл Шулика.

Так получилось, что протестный актив не верил никому. Выступали националисты — гудели и улюлюкали левые, выходил на сцену Удальцов — морщились либералы, появление на трибуне Немцова, Кудрина и Касьянова собравшаяся протестная публика встречала и вовсе чуть ли не матом.

«Сдадут» было именно про них. Почти никто не верил бывшим премьерам и вице-премьерам, оторванным от кормушки. Свою лепту в раскол протестной базы внесла группа Pussy Riot. Верующие люди, не готовые к массовому появлению фриков в политике, быстро отвернулись от протеста, сделав его уделом маргиналов.

От всего перечисленного не осталось даже головешек. Ярко полыхнувший протест столь же стремительно потух. Алексей Навальный расстался с репутацией бескорыстного борца с коррупцией. 27% на выборах мэра Москвы были его лебединой песней в большой политике. Возможно, промежуточной, но с осени 2013-го к прежним вершинам влияния на массы он не подбирался.

Сергей Удальцов, рассорившись с товарищами-либералами «досиживает» свой срок. Осталось меньше года. Но вернётся он отнюдь не в дружелюбную среду. Старые соратники по «Левому Фронту» рассосались по мелим радикальным тусовкам и не горят желанием бороться под старыми знамёнами.

[quote align=»right»]Четыре устоявшихся мифа о Майдане

Четыре устоявшихся мифа о Майдане

[/quote]
Илья Пономарёв, обещавший вырасти в большого политика, скрывается от российского правосудия за границей. Экс-депутат Госдумы стал популярным гостем украинских телепередач, на которых смакует будущий распад России.

Отец и сын Гудковы, лишившись мандатов федеральных народных избранников, примкнули в партии «Яблоко», в которой сейчас атмосфера, мягко говоря, нездоровая. Националист Поткин-Белов сидит. Отнюдь не за идею.

Его соратник Дмитрий Дёмушкин находится под домашним арестом. Де факто дезактивирован и отрезан от активной политики. Чирикова, Адагамов, Каспаров болтаются по заграницам — и не только они.

Тех, кого мы называли «засланными казачками», судьба разбросала в разные стороны. Михаил Касьянов «засветился» в любительской порноиндустрии, провалив все избирательные кампании, какие только было можно. Алексей Кудрин, несмотря на многочисленные сообщения от экспертного пула, не стал российским премьером, но остаётся главным экономическим стратегом.

[quote align=»left»]Финишный рывок Владимира Путина

Финишный рывок Владимира Путина

[/quote]Борис Немцов был убит полтора года назад. Несостоявшийся ельцинский преемник не смог стать «мёртвой иконой» российского протеста и выглядит циничной и напрасной жертвой политической конъюнктуры.

Из всех выступавших на сцене Болотной в декабре-мае 2012-го разве что Ксения Собчак извлекла пользу из политического провала, родив сына от актёра Максима Виторгана.

С оппозиционером Ильёй Яшиным, как мы помним, отношения не сложились. Пожалуй, это единственный плод стараний, который оппозиционное движение может занести себе в актив за прошедшие пять лет. О других вспоминать неудобно и, как правильно подметил политолог Павел Данилин, стыдно.

Автор: Сергей Рунько

Mission News Theme от Compete Themes.