Marketsignal logo

Как бороться с китайскими подделками? Да никак



Чем отличается фальсификат от контрафакта или аналога? Весь ли контрафакт делается в КНР? И что создает благодатную почву для продажи поддельной продукции?

Об этом Правда. Ру рассказал член Комитета по безопасности предпринимательской деятельности Российской торгово-промышленной палаты, эксперт по вопросам промышленной контрразведки Игорь Герасимов.

 Как бороться с китайскими подделками? Да никак

Контрафакт, аналог, имитация и фальсификат

— Существуют такие термины, как контрафакт, аналог, имитация, фальсификат. Какая между ними разница?

— Контрафактная продукция — это произведенная продукция, которая идентична какому-то товару. Например, произведена продукция масло «Крестьянское», на обложке маркировка стоит и производитель. А наполнение, в принципе, похожее, но может отличаться. Это контрафактная продукция.

А фальсификат — это то же самое масло «Крестьянское», но внутри не масло, а маргарин. То есть написано в составе масло, а внутри несоответствие.

Споры о достоверности китайской статистики ведутся все яростнее

Споры о достоверности китайской статистики ведутся все яростнее

То есть фальсификат противоречит заявленному содержанию тех или иных вещей на упаковке. То есть изначально идет обман покупателя. Контрафакт это не предусматривает, он, в общем-то, идентичен.

Именно поэтому производители контрафактов говорят: «Мы производим не контрафакт, мы производим аналоги». В частности, это касается Китая. Многие говорят, что Китай — это контрафакт.

А с моей точки зрения, контрафакт там возможно и присутствует, но в основном они производят аналоги. Потому что они, производя продукцию, пишут на ней «Китайская Народная Республика», фирма такая-то.

— А вы сами как относитесь к аналогам?

— Те, кто производит контрафакт или аналоги, говорят, что это своего рода здоровая конкуренция. Потому что во всех экономических моделях, которые мы построили и которые существуют на Западе, основу составляет конкуренция. Чем больше разного товара в магазине, больше выбора, тем считается лучше. Данная модель сама порождает то, что мы видим.

У нас изобилие, гипермаркеты ломятся от продуктов, а выбрать-то нечего. Ценовая ниша разная бывает, дорогая и более дешевая, но в итоге выходит, что там — добавки какие-то, химия, там — фальсификат, там — просроченная продукция, там — нарушение авторских прав.

Вроде много всего, а купить и выбрать именно здоровые продукты питания (по денежным средствам, которыми располагает потребитель) очень сложно. И так в любой сфере.

Бренды

— А как вы относитесь к явлению брендов, когда человек платит не за качество, а за лейбл производителя, который считается престижным. Я так понимаю, что если бы не было такого ажиотажа вокруг брендов, по крайней мере, в одежде, не было бы и так называемого контрафакта.


— Пускай это будет. Есть и бизнес, и реклама, есть люди, которые выбирают раскручивание бренда как направление для зарабатывания денег. Это неплохо. Пускай.

Естественно, если кто-то начинает, не вкладывая деньги в рекламу, подделывать — это, наверное, плохо. Но гораздо серьезнее, когда производство контрафактной продукции несет вред здоровью человека, коллективному здоровью.

Почему нельзя доверять китайской экономической статистике?

Почему нельзя доверять китайской экономической статистике?

Вспомним, к примеру, аварию на Саяно-Шушенкой ГЭС. Там поставили контрафактные запасные части, и это привело к катастрофе. Такой контрафакт может привести к техногенным катастрофам.

Но не всегда контрафакт является абсолютным злом. Иногда я вижу в этом дело хорошее. Скажем, когда речь идет о пиратских дисках, программном обеспечении. Спорить не буду, это плохо, но для обыкновенного потребителя это же хорошо.

За небольшие деньги они покупают ту или иную продукцию, музыкального или видео содержания, или программное обеспечение. Они не будут тратить большие деньги на программное обеспечение, которое обновляется.

— Как в мире и в частности в России борются с контрафактом? И в каких областях в первую очередь? Допустим, в плане одежды контрафакт может быть более безобиден, а в плане лекарств — уже нет.

— Во-первых, сейчас идет много передач о контрафакте и фальсификатах. То есть пошла кампания в средствах массовой информации. Раньше-то вообще эту тему не поднимали, эта тема была табуированной.

— А в чем еще заключается борьба, кроме передач?

— Ни в чем. Я же сказал самое главное, что весь контрафакт, фальсификат и тому подобное — это порождение именно экономической модели. И не изменив ее, никто не победит. Потому что вся западная экономическая модель построена на конкуренции, как они говорят.

Война с помощью контрафакта

— А на какую экономическую модель надо перейти, чтобы ситуация изменилась?

— Надо просто сделать понятийный аппарат и принять соответствующие законы. Допустим, что аналоги — это аналоги. Почему аналоги Китай производит? Благодаря коммерсантам, как нашим, так и западным.

— Какое будущее для контрафактного рынка вы прогнозируете? Я нашла цифры, что темпы роста рынка подделок каждый год увеличиваются. Пишут, что на рынке одежды эта цифра выросла в два раза.

— Опять же обратимся к экономике. Мировая экономика — это перепроизводство всех видов производств. И она постоянно перепроизводит.

Что если ВВП Китая на самом деле больше, чем все думают?

Что если ВВП Китая на самом деле больше, чем все думают?

— Но тогда, казалось бы, количество контрафакта должно уменьшиться, разве нет?

— Нет, должна цена падать на любые изделия, но почему-то этого не происходит, она только возрастает. Я вам схему расскажу, как производится контрафакт. Как правило, контрафактом занимаются свои. Свои компании, бывшие директора, бывшие соучредители, бывшие родственники.

Как правило, они порождают контрафакт. То есть компания нарабатывала бренд, развивала, все пошло хорошо, но потом происходит расход по каким-то причинам, и человек, который отошел в сторону, взяв свои деньги, акции, и имея другие средства, начинает заниматься чем-то похожим.

Иногда, чтобы обвалить своего конкурента, он может даже контрафакт использовать как экономическое оружие. Делается это просто. Начинаешь производить дешевый контрафакт, его начинают покупать, а потом его уже никто не покупает.

Тем временем, ты производишь свою хорошую продукцию под другим брендом и начинаешь ее продвигать. Это инструмент экономического завоевания, экономического превосходства на рынке. Такое есть, присутствует.

Китай — это ширма

— А еще какие маневры есть? И они различаются от сегмента к сегменту?

— Для всех одинаково. Вторая схема, когда у предприятия есть дилеры. Дилер пришел и начинает торговать той или иной продукцией. Но если ему не нравится, как работает головное оригинальное предприятие той или иной продукции, он начинает искать другие источники дохода.

Это очень частое и распространенное явление. В ходе этого он сам уже создает свое производство, которое поставляет ему ту или иную продукцию. А все валится на Китай. Китай — это ширма.

— Действительно, говорят, что до 90 процентов контрафакта производится в Китае.

— Когда я занимался контрафактом, я несколько раз сталкивался с тем, что заказчик думал, что это Китай, а на проверку оказалось, что свои. Китайская продукция присутствовала на рынке, но это были аналоги. Они были явно качества ниже, но было написано, что это Китай. То есть они не скрывались.

— Как вы считаете, в ближайшее время от контрафакта уйти не получится?

Саудовская Аравия вытесняет Россию из Китая

Саудовская Аравия вытесняет Россию из Китая

— Нет. Мы просто сделаем одну вещь, мы поймем, что контрафакт, который является нарушением авторских прав: программное обеспечение, видео — это деньги, это плохо. Мы это признаем, не будем от этого отказываться.

Но бороться надо с тем, что приносит в жизнь граждан угрозу, например, с фальсифицированными лекарствами или с запасными частями. Если этого не делать, то будет очень плохо.

К примеру, у вас сломался автомобиль, вы приехали в сервис, где вместо оригинальной запчасти вам поставили какую-нибудь китайскую. Это может автомобилю навредить. Вы можете поехать и попасть в аварию.

Или, например, в офисной мебели очень часто используют формальдегидные смолы, и непонятно, какого они качества, даже животные от них болеют. Об этом тоже никто вопрос не поднимал.

— Если в прессе, в СМИ об этом регулярно пишут, идут передачи, то почему по итогам этих передач вообще ничего не предпринимается?

— В Торгово-промышленной палате много заседаний было. От меня лично было предложение в 2011 году создать рабочие группы по борьбе с контрафактом, было у меня желание побороться. В общем, мы вынесли это предложение. В Торгово-промышленной палате было заседание круглого стола, обсуждение. Но на этом дело закончилось.

 

Автор : Лейла Мамедова

 


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ



Загрузка...