Marketsignal logo

Манчестерская жертва новой Холодной войны



В Великобритании произошел очередной теракт. Да, очередной, всего лишь два месяца прошло с момента последнего — когда в Лондоне террорист протаранил людей на автомобиле на Вестминстерском мосту рядом со зданием британского парламента.

Тогда, правда, погибло «всего» пять человек. Манчестерский террорист, кто бы он ни был, явно готовился к делу заранее и подошел к нему с большим размахом. По последним данным 22 человека погибли, около 120 ранены.

Манчестерская жертва новой Холодной войныОтветственность за взрыв предсказуемо взяла на себя запрещенная повсеместно группировка ИГИЛ. Предсказуемо — потому что больше как бы и некому. В последние годы ИГИЛ берет на себя ответственность за всё, что происходит в мире, начиная от взрывов, до выстрелов сумасшедшего в супермаркете. Они бы и за расстрелы подростками своих одноклассников, которые регулярно происходят в США, брали бы ответственность, если бы это не выглядело совсем уж абсурдно.

Я уже не раз писал, что ИГИЛ для международного террористического интернационала давно стала франшизой.

Собственно говоря, у самой террористической организации не настолько длинные руки, чтобы ее смертники по всему миру регулярно устраивали теракты, тем более, что сейчас «халифат» находится не в том положении, чтобы тратить силы на не имеющие никакого эффекта, кроме пропагандистского взрывы в Европе — у них на фронте дела крайне плохи, вследствие чего приток к ним новых людей резко сократился. А вот брать на себя ответственность за действия сумасшедших фанатиков по всему миру — это легко.

Тем более, что фанатиков и без того навалом, а миграционный кризис, поразивший Европу после грубого вмешательства Запада в дела Ближнего Востока, спровоцировавший цепочку гражданских войн и как следствие — волну беженцев — этому как нельзя способствует.

Сегодня любой может взять и протаранить людей на машине. Или устроить стрельбу. Или напасть с мачете на пассажиров поезда. А ИГИЛ потом заявит, что, дескать, наш человек.

Даже если он никогда в жизни даже по интернету не общался ни с кем из представителей организации, а возможности организации дистанционно вербовать смертников или даже просто волонтеров — весьма серьезны, мы в этом неоднократно могли убедиться на примере той же Вари Карауловой.

Впрочем, повторю, манчестерский террорист это уже несколько другой уровень, нежели водитель за рулем арендованного или угнанного грузовика. Тут речь идет о бомбе, которую надо собрать, пронести.

Все это дает почву для размышлений на тему, что в данном случае все же речь может идти о специально подготовленном халифтчиками террористе. Что ж, вполне возможно, хотя вовсе и не факт. XXI век, любой может найти технологию изготовления бомбы и самостоятельно изготовить ее, тут не нужна никакая спецподготовка.

Этим, кстати, хуже для спецслужб стран Европы. Еще вчера все ужасались тому, как просто стать террористом — достаточно арендовать машину или купить нож. Но у тех террористов и жертв на порядок меньше. А вот осколочный взрыв всегда ведет к массовому поражению окружающих, и чем проще становится его организовать — тем, как говорится, страшнее.

Тем более, что, по свидетельствам очевидцев теракта, система безопасности на стадионе была чуть более, чем никакая. Металлоискатели не работали, сотрудники службы безопасности даже сумки не обыскивали, их вообще интересовали только принесенные продукты и бутылки с водой.

На что они рассчитывали? Что снаряд дважды в одну воронку не падает, т.е. никто не будет устраивать теракты в одной стране с разницей в два месяца? Во-первых, падает. Во-вторых, два месяца это достаточно много.

В-третьих, если считать, что речь идет о террористе-одиночке, не связанном с конкретными группами, то они могут «вылупляться» хоть каждый день в одних и тех же городах, и пытаться искать какую-то логику и организованность в их действиях — занятие бесполезное.

Говорят, что о большинстве терактов мы просто не знаем, потому что их предотвращают. Как говорил один известный персонаж, правопорядок в стране измеряется не количеством воров, а умением государства вовремя их обезвреживать. То, что спецслужбы во всех странах работают денно и нощно для поиска террористов — я не сомневаюсь. Но иногда бывает и на старуху проруха.

Уследить за всем просто невозможно. Это показывает практика даже в такой стране, как Россия, имеющей колоссальный опыт борьбы с терроризмом, уступающий разве что Израилю — вот недавно метро в Северной столице взорвали, но это же не значит, что ФСБ плохо работает и нужно сразу срывать с кого-то погоны и сажать в тюрьму. Хотя, если расследование выявит вину конкретного человека, то, конечно, нужно…

В случае с Манчестером, конечно, налицо халатность спецслужб. Большинство терактов предотвращаются благодаря оперативной работе с террористическим группами, внедрению в их состав агентов. Разумеется, когда речь идет об одиночках, тут уже требуются другие методы.

Не буду раскрывать некоторые подробности оперативной работы, замечу лишь то, что отсутствие элементарной системы безопасности на стадионе это местным властям, мягко скажем, не в плюс. Возможно, они и впрямь расслабились за два месяца.

Или до сих пор не понимают, с чем столкнулись, и думают, что смогут справиться с новой «болезнью» старыми «лекарствами». Хотя такое легкомыслие скорее свойственно политикам, сотрудники спецслужб по определению им страдать не должны.

Кончено, тут сразу найдутся сторонники конспирологических теорий, которые отметят, что теракт странным образом «совпал» с подготовкой к проведению выборов, как год назад совпало с референдумом о Брекзит убийство депутата Джо Кокс, которая активно выступала против выхода из ЕС.

Если и считать, что это было специально организовано для того, чтобы подорвать позиции сторонников Брекзита, выставив их людьми, которые не остановятся ни перед чем для достижения своей цели, то это не сработало.

В этот раз тоже вряд ли это окажет влияние на исход голосования — у консерваторов и без того достаточно политических очков, хотя, безусловно, какую-то часть сомневающихся в правильности выбора, сделанного британцами год назад, громкий теракт перетянет на сторону правящей партии.

Впрочем, незначительно. Трудно сказать, сколько процентов теракт на Елисейских полях за пару дней до первого тура выборов президента Франции помог получить Марин Ле Пен. Важно, что в итоге она проиграла, и теракт не стал тем событием, которое изменило бы ход истории.

Так же и здесь. Европа еще не привыкла жить в постоянном страхе, это касается всех стран: и тех, кто остается в Союзе, и тех, кто его покидает. Тем более, что сегодня любой теракт в Британии объективно лишь усиливает позиции евроскептиков.

Тем не менее, политикам стоит сделать из произошедшего ряд нелицеприятных выводов.

Во-первых, да, позиции евроскептиков действительно укрепились. Голос тех, кто выступает за сохранение единого пространства с Евросоюзом, который продолжает пускать к себе все новых и новых беженцев, будет звучать все тише.

Последним сомневающимся откроют глаза на необходимость возведения максимального числа барьеров между Великобританией и Европой, отстранения от происходящих в ЕС процессов, которые, что очевидно все большему числу людей, тянут Европу на дно.

Правительство Терезы Мэй на выборах, несомненно, получит серьезный кредит доверия и возможность вести политику без оглядки на конкурентов. Кроме того, она получит весомый козырь в переговорах с Брюсселем, а они все больше напоминают судебную тяжбу или самый натуральный бракоразводный процесс, в котором родители никак не могут договориться о том, кому достанутся дети, и как они будут делить имущество.

Напомню, буквально за день до теракта Тереза Мэй пригрозила отказаться от заключения соглашения с Брюсселем по условиям Brexit, если оно будет невыгодным для Соединенного Королевства. По ее мнению, «отсутствие соглашений — лучше, чем плохая сделка». Камнем преткновения «бракоразводного процесса» между Брюсселем и Лондоном стало отсутствие консенсуса на тему, кто, кому и сколько должен заплатить.

21 мая Мэй заявила о планах потребовать у ЕС компенсации за участие Лондона в совместных проектах. Сумму она не назвала, но она, по ее словам, исчисляется миллиардами фунтов стерлингов. При этом Брюссель требует от Лондона за Брекзит сто миллиардов евро.

Второй вывод, который необходимо сделать, впрочем, будет не очень утешительным для евроскептиков. Не знаю, кончено, может, кто-то и впрямь поверил, что достаточно проголосовать на референдуме, и все общеевропейские проблемы останутся в прошлом.

Во-первых, не останутся, процесс расставания с ЕС продлится еще минимум два года, в ходе которых будут продолжаться жаркие споры, в том числе о будущем границ, квотах на мигрантов, и далеко не факт, что на выходе будет ровно то, чего так требовали сторонники независимости страны с самого начала. Компромисс может в итоге оказаться крайне болезненным для обеих сторон.

Во-вторых, никакой выход из ЕС, никакие меры по предотвращению миграции, даже визовый режим и колючая проволока под напряжением и ров с крокодилами не отменяют того, что, собственно породило миграционный кризис и терроризм как его следствие.

Миграционный кризис стал результатом того, что страны Запада нагло и бесцеремонно влезли на Ближний Восток, разворошили его, помогли свергнуть законные правительства, которые, возможно, и нельзя было назвать демократическими, но они удерживали свои страны в течение десятилетий от сползания в пучину гражданской войны.

В результате на сцену вышли наиболее оголтелые и мракобесные террористические группы, которые получили от того же Запада не только оружие для своей борьбы (якобы против деспотичных режимов), но и фактический карт-бланш на любые действия на территории этих стран.

В том числе, на насилие против мирного населения. При этом данные действия объявлялись сопротивлением, а жесткий ответ властей террористам объявлялся агрессией против собственного народа, в результате чего Запад вмешивался напрямую на стороне террористов, либо широкомасштабно, как это было в Ливии, либо эпизодически — на отдельных участков фронта, как это поныне продолжается в Сирии.

Конечно, за этой кампанией стоят в первую очередь Соединенные Штаты. Можно рассуждать, что Европу Штаты фактически втянули в эти конфликты, зачастую действуя ее руками, как это было в той же Ливии, где официально воевала не Америка, а НАТО, причем наибольшее рвение как раз проявляли американские «вассалы» из Италии и Франции, они за успешно выполненную задачу получили значительные финансовые выгоды от этой войны.

Но это не будет оправданием. Европа несет самую что ни на есть прямую ответственность за произошедшее, и искать оправдания здесь бессмысленно — Европа, по сути, получает запущенный ею бумеранг прямо в голову.

Кто ей вложил этот бумеранг в руку и указал направление броска — дело десятое, тем более, что, повторюсь, европейский бизнес неплохо наварился на всем этом, так что считать Евросоюз совсем уж невинным агнцем, использованного вслепую коварным «дядей Сэмом», мягко говоря, было бы сильным преувеличением.

Вернемся к Великобритании. Тут и вовсе пробы ставить негде. Кто забыл — я напомню, что именно эта страна была самым последовательным союзником Вашингтона в вопросе вторжения в Ирак в 2003 году. Задолго до того, как в Европу хлынул поток беженцев, а с ним и террористы всех мастей.


Это британское правительство во главе с Тони Блэром несет прямую ответственность за свержение и убийство Саддама Хуссейна, приведшие к затяжной гражданской войне, появлению ИГИЛ и т. д. Ведь мало кто будет спорить, что нынешний ближневосточный кризис начался не с «арабской весны» 2011-го, а именно с вторжения в Ирак, создавшего очаг нестабильности, который все эти годы только рос и расширялся.

Так что мы видим? Великобритания после референдума отказалась от своих экспансий? Может, британский спецназ ушел из Ливии? Может, они прекратили свое членство в коалиции, которая без согласования с законным правительством бомбит Сирию? Может, из Йемена они ушли?

Да, кто-то возразит, что их там нет, но достаточно упомянуть тот факт, что они поставляют оружие саудитам, что это британцы зарабатывают на бомбы, которые сыплются на головы жителям Йемена.

При этом страна, имеющая материальный интерес в продолжении вооруженного конфликта, курирует йеменское досье в Совете Безопасности ООН, ветируя предложения России лишить ее этого статуса. Это разве не есть грубое вмешательство в дела Ближнего Востока, порождающее волну беженцев и желание отомстить?

Сегодня часто можно слышать рассуждения британских политиков, что, дескать, это все Блэр, а они не голосовали за вторжение в Ирак в 2003-м. И ошибки в Ливии они признают, мол, правительство не провело «должного изучения вопросов ливийского восстания», называют это непродуманным вмешательством.

Ну, и что? Что-то изменилось? Или, может, это не Британия еще несколько недель назад громче всех аплодировала ударам Трампа по Сирии и обещала присоединиться к ним в случае повторения химической атаки?

Или это не Британия громче всех в Европе кричит о «российской угрозе», бряцает оружием и заявляет о готовности превентивно запустить ракеты с ядерными боеголовками? Может, это какая-то другая Британия? Не та, на стадион которой сегодня ночью прилетел бумеранг, положив в землю 22 человека?

Да нет. Та самая. Та самая, что бомбила Ирак. Но это было при лейбористах. А при консерваторах — Ливию. Ничего не изменилось. В Британии та же модель, что и в США — там очень любят перекладывать вину на предшественников из конкурирующей партии, но придя к власти, они продолжают ровно точно же политику, и сменяющие друг друга правящие партии отличаются разве что выбором конкретных целей для своих внешнеполитических экспансий.

Так что выходит, что бумеранг то туда, куда надо прилетел, как бы Лондон ни пыжился, пытаясь отстраниться от Европы и ее проблем, которые он еще общей Европе активно помогал создавать все эти годы. Бумеранг не может прилететь просто рядом стоящему, он всегда возвращается тому, кто его запустил.

И да, насчет отношений с Россией.

Российские спецслужбы и правоохранительные органы готовы предоставить Великобритании всю имеющуюся у них информацию, необходимую для расследования взрыва на стадионе в Манчестере, несмотря на то, что Великобритания была первой страной, отказавшейся сотрудничать с Россией по линии спецслужб.

Для тех, кто забыл эту старую историю, напомню. Да, Британия была первой страной, которая публично отказалась от такого сотрудничества. Задолго до волны террора в Европе, задолго до «арабской весны», задолго до начала кризиса на Украине и фактического возобновления Холодной войны между Россией и Западом.

Еще в далеком 2007-м, когда в Лондоне внезапно, отведав чайку с радиоактивным элементом изволил помре один беглый бывший сотрудник ФСБ, работавший на еще одного беглеца — олигарха Березовского, главного на тот момент спонсора цветных революций в России. Разумеется, англичане обвинили в этом убийстве другого бывшего сотрудника российских спецслужб, только не беглого уже, а вернувшегося в Россию. И потребовали выдать его на расправу.

С Дону, как известно выдачи нет, что закреплено у нас в Конституции. Президент России тогда даже произнес свою крылатую фразу по поводу того, что скорее британцам стоит поменять мозги, чем нам Конституцию.

Фигурант дела вскоре стал депутатом Госдумы и вовсе лицом неприкосновенным. Но англичане не унимались. Скандал пошел еще дальше — летом 2007 года были высланы четыре сотрудника британского посольства в Москве и четыре российских дипломата из посольства в Лондоне.

В общем, с тех пор контакты между нашими спецслужбами полностью прекратились, британская сторона предложила сохранить лишь контакты по линии борьбы с оргпреступностью. С тех пор в Британии сменился уже третий премьер-министр, однако Лондон продолжает упорствовать: возобновление контактов только после выдачи Лугового.

Они вообще во всем демонстративно отказываются сотрудничать. К примеру, в 2013-м Великобритания стала единственной страной из пяти государств, которая отказалась проводить расследование преступлений Уильяма Браудера на своей территории по запросу России. И таких примеров множество.

Но казалось бы, тут речь идет ни много ни мало о национальной безопасности, о жизни собственных граждан. Можно и наступить на горло собственной песне.

Но нет. Видимо, русофобия в странах Запада уже достигла той стадии, когда все, что идет вразрез с этой идеологией, объявляется враждебным, даже если речь идет о национальных интересах. У них теперь один национальный интерес — противостояние с Россией, а 22 погибших на стадионе — это побочные эффекты. Ничего, переживут.

Вот недавно в США — большом брате Великобритании — разгорелся очередной русофобский скандал: дескать, президент США передал министру иностранных дел России некую секретную информацию, касающуюся ни много ни мало возможных попыток терактов против нашей страны. Якобы этим он подставил агента, который добыл эту информацию, вмешался в интересы союзников.

Минуточку, а разве агенты не для того внедряются к бандитам, чтобы добывать информацию о планируемых преступлениях? А разве не логично передавать эту информацию в руки тех, против кого преступление готовится? Я уж промолчу, что президент США имеет законное право делиться любой информацией со всеми, с кем нужно.

Оказывается, нет. Оказывается, этот шаг можно расценить чуть ли не как работу на Россию, предательство национальных интересов и повод для новых разговоров об импичменте. То есть, если бы Трамп информацию не передал, и ИГИЛовцы взорвали бы какой-нибудь российский самолет — это было бы нормально.

И если бы потом в СМИ просочилось, что он все знал, но не сказал, чтобы «не совершить предательства» — американские СМИ также восприняли бы это совершенно нормально. Ну, подумаешь, люди погибли. Зато президент не пошел на сотрудничество с «врагом».

То есть, если представители власти западных стран даже не из альтруизма и чувства долга, а из соображений национальной безопасности готовы наладить сотрудничество с Россией (против, замечу, общего врага, от рук которого гибнут жители западных стран), то он тут же превращается в предателя национальных интересов, потому что любой интерес, который противоречит главному — противостоянию с Россией, автоматически перестает быть интересом. В общем, я всегда прав, а если я не прав, смотрите пункт первый.

Это лишь отдельные случаи. В сентябре 2015-го, выступая с трибуны Генассамблеи ООН, незадолго до начала нашей согласованной с законным правительством операции в Сирии, президент России заявил о необходимости создать коалицию по борьбе с международным терроризмом, единый антитеррористический фронт.

Он призвал оказать помощь законному правительству Сирии, восстановить государственные структуры в Ливии, поддержать новое правительство Ирака и создать широкую международную антитеррористическую коалицию.

Однако страны Запада от этого предложения уклонились, ведь это противоречило их главной установке – «асаддолженуйти».

Вспомним о предложении сотрудничества, сделанному Москвой непосредственно Франции после терактов в этой стране в конце прошлого года. Париж тогда заявил о том, что будет вести с ИГИЛ «бескомпромиссную войну», казалось бы, почва для сотрудничества удобрена. Однако ничего так и не случилось, и пыл французов быстро сошел на нет, как будто это и не их граждане погибли в терактах. Еще сомневаетесь, что с Британией будет по-другому?

Это было, напомню, не первое предложение. Первое было после терактов 11 сентября 2001 года. В ответ США начали самостоятельную, ни с кем не согласованную операцию в Афганистане, потом в Ираке.

В ответ на наши предложения сотрудничества они вышли из договора по ПРО, втянули в свой военный блок страны Восточной Европы и три республики бывшего СССР, в результате чего мы сегодня имеем ракеты, нацеленные на нас по всему западному периметру границы России. Потом Украина, которая окончательно положила конец любым попыткам сотрудничества между Россией и Западом, очертив контуры новой Холодной войны.

Потом Сирия, где американцы также последовательно отвергали все наши предложения о сотрудничестве, лицемерно выставляя себя в качестве единственного реального борца с ИГИЛ (при том, что наша операция в первые пару месяцев дала больше результатов, чем действия коалиции из 65 стран более, чем за год), а нашу страну в качестве пособницы «террориста» Асада, которого они обвинили виновным во всех бедах.

Правда, потом к власти пришел Трамп, который, еще будучи кандидатом в президенты говорил, что борьба с терроризмом — его главная задача, и ради достижения этой цели он готов работать с кем угодно, в том числе с Россией.

Понадобилось чуть более двух месяцев, чтобы мы в очередной раз могли убедиться в том, что это просто пустые слова. Удар по авиабазе «Шайрат» окончательно похоронил миф о возможности сотрудничества России и США против международного терроризма.

Просто все встало на свои места. И все увидели, что миф – это всего лишь миф. Скорее Евфрат потечет в противоположном направлении, чем США, Британия или кто еще согласится вместе с Россией противостоять общей угрозе — терроризму.

Сколько бы народу у них ни погибло в результате взрывов. Не в том дело, что они чего-то не понимают. Все они прекрасно понимаю. Просто, если я неправ, смотрите пункт первый.

Тем более, что в Сирии, равно как и в Ирке, равно, как до этого в Ливии и тд. Запад преследует свои собственные политические и коммерческие интересы, которые к реальной борьбе с терроризмом никакого отношения не имеют. Скорее, напротив.

Вот съездил Трамп к саудитам, пообещал им оружия на 110 миллиардов долларов. Угадайте, где это оружие будет использовано? Вот и все. Еще вопросы? Я уж не говорю о том, что страны Запада зачастую активно используют террористические организации в своих политических интересах не опосредованно, через третьи страны типа той же КСА или Катара, а напрямую.

Возвращаясь к Великобритании, нельзя не вспомнить, что в последние 20 лет эта страна стала проходным двором и убежищем не только для беглых олигархов и экс-сотрудников спецслужб, но и для реальных террористов — тех же боевиков с Северного Кавказа, которые там начали оседать еще в 90-е, но наиболее активно потянулись после того, как в начале «нулевых» было разгромлено бандитское квазигосударство в Чечне.

При этом они продолжали руководить бандподпольем или, как они сами говорили, «сопротивлением» России, выбивали на него деньги (у тех же англичан), находили оружие. Все эти годы Россия требовала их выдачи, но с Темзы, видимо, выдачи нет, как и с Дона. И не было его еще задолго до скандала с Литвиненко и Луговым.

Так чему вы, сэры, удивляетесь или возмущаетесь? Сами превратили свою страну в санаторий для террористов, а потом удивляетесь.

Лично меня гораздо больше удивляют люди, которые все еще всерьез верят в возможность нашего с Западом сотрудничества даже по этой, казалось бы, общей насущной проблеме. Не будет этого. Думаю, после сегодняшнего дня и вовсе сомнений не должно остаться. Пусть погибнет 20 человек, пусть 200, пусть 2000, но с Россией сотрудничать — ни-ни.

Это просто нужно понять и принять, как есть. Боюсь, что даже таких терактов недостаточно, чтобы британский избиратель проголосовал за тех, кто действительно понимает, что такое интересы безопасности. Еще боюсь, что в нынешней Великобритании таких политиков просто нет и не предвидится…

Автор: Дмитрий Родионов


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ





Уважаемые посетители! Будьте аккуратны в своих комментариях. Согласно статье 5.61 часть 2 КоАП РФ, "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей
Внимание! Мнение авторов и комментаторов может не совпадать с мнением Администрации сайта
  • http://vk.com/id373247037 Миклухо Маклай

    Расплата за двойные стандарты и высокомерие запада неизбежны.Вот только жаль что за это расплачиваются своими жизнями простые граждане, а не политики.