Marketsignal logo

Как итальянская мафия строит африканские ворота в Европу



Валломброза – уникальное место в Тоскане. Его основатель, св. Иоанн Гуальберто (Giovanni Gualberto), бенедиктинский монах, в самом начале второго тысячелетия от РХ выбрал это уединенное место в горах в 40 км к востоку от Флоренции для отшельнической жизни и вместе с небольшой группой монахов основал монашеский орден валломброзианов.

Джон Мильтон (John Milton), как и многие другие путешественники, во время своей поездки по Италии в 1638 г. нашел в Валломброзе вдохновение, и сейчас о том, что здесь Мильтон написал свой «Потерянный рай», туристам напоминает мраморная надпись. Валломброза – не место для толпы, а скорее пространство для медитации и поиска вдохновения.

Как итальянская мафия строит африканские ворота в Европу

Как итальянская мафия строит африканские ворота в Европу

Для меня Валломброза – символ воспоминаний о детстве и о родных местах. В 1960-х, когда для многих итальянских семей автомобиль был недоступной роскошью, по воскресеньям мы отправлялись туда на утреннем автобусе с флорентийского вокзала, беря с собой лишь скромный ланч, потому что к обеду должны были тем же автобусом вернуться в город. Для меня в детстве это было самое ожидаемое событие недели или месяца, потому что это было единственное место, куда мы могли позволить себе отправиться на выходные.

С такими воспоминаниями я ехал на своем мотоцикле по извилистой дороге через лес, принадлежащий Валломброзе. Но когда я заглушил двигатель, я услышал не привычную и ожидаемую тишину, а какую-то жуткую какофонию. Вокруг монастыря толпились молодые африканцы в возрасте 20-30 лет, крича в свои айфоны – очевидно, разговаривая со своими сородичами, оставшимися дома.

Добро пожаловать в новую Италию, где полным ходом идет вытеснение местного населения, когда-то известного как итальянцы. Каких-то пару лет назад такое заявление вызвало бы лишь саркастическое недоверие, но сейчас это реальность, открывающаяся нашему взгляду.

Произошло это зимой, буквально за одну ночь, когда более 100 африканских «мигрантов», недавно высадившихся в Сицилии, были доставлены в этот оазис мира и покоя. Думаете, это место выбрали потому, что бенедиктинские монахи были готовы открыть свои двери в знак милосердия и сострадания? Отнюдь.

Миграция: просто бизнес

На самом деле монахи тут ни при чем; это был бизнес чистой воды: минимум усилий, максимум выгоды.

Дайте группе местных предпринимателей старый заброшенный отель вблизи монастыря – один из тех, что когда-то привлекали путешественников. Отремонтируйте его, чтобы он снова напоминал более-менее приличный приют и в нем можно было принять как можно больше африканцев. Установите плату 25-35 евро в день с человека, по милости итальянских налогоплательщиков. Вот и весь рецепт самого прибыльного и быстрорастущего бизнеса в Италии.

Валломброза – далеко не единичный пример того, что происходит в Италии, и что можно назвать «прибыльной незаметностью».

До сих пор местные власти – особенно там, где близятся выборы, – старались отправлять мигрантов в уединенные, периферийные места, чтобы местное население не замечало их повседневного присутствия. Теперь же, когда ожидаемое число новоприбывших оценивается в 250,000 чел. в год, поддерживать такую «прибыльную незаметность» будет все труднее.

По сути, поскольку мигранты не обязаны оставаться в своем убежище и могут свободно пользоваться общественным транспортом, сложно скрыть тот факт, что такие города, как Флоренция, с каждым днем все больше напоминают африканский базар, где рядом с каждой торговой площадкой молодые африканцы просят милостыню или пытаются продать бесполезные китайские безделушки.

Если поговорить с ними, все они рассказывают одно и то же: они не знали, что все будет «так плохо». В их Нигерии, Гане, Мали, Сенегале, Кот-д’Ивуаре, Буркина-Фасо и т. д. им «говорили», что «здесь они преуспеют». Как? Я снова и снова спрашивал у них, кто рассказывал им такие сказки.

Убедительного ответа я так и не получил, и, наверное, не стоило задавать этот вопрос. Каждый мигрант за то, чтобы попасть в Европу, платит от 2 до 4 тыс. евро, и большинство из них считает, что такое капиталовложение обеспечит лучшее будущее не только им, но и их родственникам, оставшимся в Африке.

Тот, кто отдал сбережения всей свой жизни плюс, возможно, деньги, взятые взаймы, чтобы попасть в процветающую землю, вряд ли будет планировать в ближайшее время вернуться домой. В конце концов, даже если его поймают в Италии как нелегала, он всего лишь получит foglio di via (ордер на высылку), где итальянские власти «приказывают» нелегальному мигранту покинуть территорию страны в течение, как правило, недели.

После этого нелегала отпускают, пока его снова не поймают, возможно в результате правонарушения, и не вручат очередной foglio di via, просто для того, чтобы напомнить ему, что он нелегал. К тому времени он уже поймет, что имеет дело с банановой республикой.

Беженцы получают 2.50 евро в день на карманные расходы, но, очевидно, этого им мало. Они не могут работать легально – благодаря уму непостижимой итальянской бюрократической системе, – но могут участвовать в качестве «волонтеров» в социальных проектах, таких как уборка парков, улиц и т. п., однако «волонтеров», согласных работать бесплатно, очень мало – они предпочитают бездельничать или попрошайничать, чтобы раздобыть пару евро.

Единственная реальная возможность работы – «низкооплачиваемый» труд на ферме со средней зарплатой от 2 до 4 евро в час, особенно на юге. Молодые итальянцы, даже безработные, не заинтересованы в тяжелой и кропотливой работе на ферме или в работе посудомойкой в ресторане. Поэтому здесь «мигранты» приходятся как раз кстати для многих потенциальных работодателей, имеющих практически бесконечные возможности для почти что рабского труда.

Такой массовый наплыв неминуемо привел Италию к беспрецедентной финансовой напряженности. Больше всего от такого перераспределения ресурсов пострадает постоянно растущее число итальянцев – сейчас приближающееся к отметке 5 миллионов, – быстро пополняющих официальную категорию ISTAT (Национального института статистики) povertà assoluta, или «крайняя нищета», вынужденных соглашаться даже на пару евро в час, лишь бы свести концы с концами – но потенциальные работодатели даже не думают нанимать итальянцев, потому что знают, что легальный работник может запросто пожаловаться на незаконные условия труда, подвергая работодателя риску крупного штрафа.

Миллионы итальянцев, оказавшихся в этой категории, – в частности пожилые люди, не имеющие семьи, – практически не получают государственной помощи, особенно если говорить о жилье и определенных медицинских услугах, таких как стоматология. Если вы бездетный и безбрачный взрослый человек, ваши шансы на субсидированное жилье близки к нулю. И объясняется это достаточно просто: все доступное субсидированное жилье предназначено для семей с детьми, а большинство таковых – иностранцы, имеющие в среднем по 2-3 ребенка.

Наконец, Мать Природа не знает морали, по крайней мере такой, какой ее себе представляет человечество, и всегда берет свое. Как в животном мире нашествие чужаков в новую среду обитания часто ведет к резкому сокращению – или исчезновению – аборигенных видов, так и в человеческом обществе массовое и внезапное перемещение людей с континента на континент неизбежно ведет к радикальному и неожиданному распространению инфекционных заболеваний, в том числе побежденных когда-то в прошлом.

Тоскана – идеальный пример. Традиционно дружелюбная и гостеприимная, благодаря посткоммунистическим местным властям, Тоскана уже несколько десятилетий любезно принимает мигрантов из Черной Африки, и сейчас в Тоскане наблюдается радикальный рост заболеваемости менингитом.

Опять же, местные тосканские власти тщательно и искусно преуменьшает статистику, избегая – не дай Бог об этом услышат туристы – слова «эпидемия», однако цифры доступны всем и утаивать их становится все труднее.

Конечно, негативные последствия для местного населения, встретившегося с тем, что выдают за «гуманитарный кризис», но что на самом деле является планомерным принудительным оттеснением европейцев, принимались во внимание, когда все это тщательно планировалось «закулисными влиятельными кругами». Ничто не могло быть брошено на волю случая.

Для того чтобы провернуть такой стратегический план, как бы вы его ни назвали, важен один фундаментальный ингредиент, а именно полная готовность раболепной олигархии, занимающей ключевые позиции в целевых странах. Такая олигархия должна состоять из ключевых фигур, готовых удалиться при необходимости или при потере полезности.

Другими словами, как удачно подметил Гаэтано Моска (Gaetano Mosca), политолог конца XIX века, «хорошо организованное меньшинство всегда будет управлять дезорганизованным большинством». Следует добавить, что для того, чтобы организованное меньшинство достигло своих целей, важно также устранить все потенциально влиятельные препятствия.


Странные совпадения

Возможно, Сильвио Берлускони (Silvio Berlusconi) был не самым лучшим руководителем Италии, но у него были и положительные стороны, в том числе его личная дружба с Муаммаром Каддафи (Muammar Qaddafi). Благодаря этой дружбе, пока Каддафи был у власти, Ливия не была главным переправочным пунктом для направляющихся в Италию мигрантов из Черной Африки.

В 2011 г. оба лидера в считанные месяцы исчезают со сцены: один ушел в отставку, а второй убит. Ливия погружается в гражданскую войну и хаос и лишается общепризнанной центральной власти.

Спустя два года, в феврале 2013 г., происходит то, что казалось невозможным: Папа Римский отрекается от престола. В своей речи по поводу отречения, прочитанной на латыни, он называет себя физически изнуренным и поэтому неподходящим для руководства Католической церковью. Прощайте, до свидания.

Конечно, это еще одно странное совпадение, но за несколько дней до отречения Папы Бенедикта Ватикан был отключен от всех международных банковских транзакций через SWIFT, подобно другим «плохим» государствам, таким как Иран и Северная Корея. В считанные часы после того, как Бенедикт XVI покинул Ватикан и отправился в резиденцию Кастель-Гандольфо под Римом, связь Ватикана со SWIFT была восстановлена и все банковские транзакции снова стали доступны. Вот так чудесное совпадение.

Кардиналы избирают нового и совершенно непохожего на предшественника Папу – хотелось бы верить, что по наитию Святого Духа. И вскоре этот Папа начинает ежедневно, как заевшая пластинка, напоминать католикам всего мира, но особенно Италии, что «мигранты должны не просто приветствоваться, а безоговорочно приветствоваться». Благочестивый католик должен принять это без вопросов, даже если у него где-то в глубине души может возникнуть немало сомнений: Папа ведь всегда прав, и мы, католики, должны повиноваться.

До 2011 г. число африканских мигрантов было высоким, но никогда не превышавшим 50 тыс. чел. в год. 2014 г. стал первым годом библейских чисел, с более чем 170 тыс. мигрантов, в основном из Черной Африки. С тех пор цифры растут, и в 2017 г. ожидается превышение отметки 200 тыс. И ничего, что в Италии заканчивается место, где можно было бы разместить и прокормить такое множество людей. Для многих итальянцев Папа остается наивысшим гласом истины, поэтому, если ОНИ приходят, то мы должны ИХ принимать.

История повторяется

По крайней мере в Сицилии. Касабланкская конференция, прошедшая в январе 1943 г. в Марокко при участии Черчилля (Churchill) и Рузвельта (Roosevelt), оказалась поворотной точкой войны. После того как итальянские и немецкие силы Оси были выбиты из Африки, Черчилль спешил нанести гитлеровской «крепости Европе» удар в ее «мягкое подбрюшье», как он называл Италию.

Для этого была организована Операция «Лайка». В июле 1943 г. силы союзников высадились на Сицилии, что привело к последовавшему через несколько недель падению Муссолини и сентябрьской капитуляции Италии, остававшейся до апреля 1945 г., по сути, разделенной на две части.

Как и в случае любого тщательно подготовленного военного вторжения, важны были надежные внутренние контакты, служащие «ушами и глазами». США и Британия знали, что, вместо того чтобы полагаться на практически несуществующие «группы сопротивления», как было через год при высадке в Нормандии, им следует воспользоваться другой – но зато внушительной – силой: мафией.

Ряд американских разведывательных агентств во время войны уже контактировали с нью-йоркским преступным миром, в основном для защиты нью-йоркского порта от возможных актов саботажа, особенно со стороны немцев.

Мафия опять в теме

Когда Операция «Лайка» получила зеленый свет, американские разведывательные агентства использовали все возможные полезные контакты в Сицилии, однако ключевой фигурой, несомненно, был крупный мафиози Лаки Лучано (Lucky Luciano).

Лучано, отбывавший с 1936 г. тюремное заключение на срок от 30 до 50 лет в исправительных учреждениях Нью-Йорка, предоставил американскому флоту много сицилийских контактов, оказавшихся очень полезными для закрепления сил союзников на Сицилии. Очевидным следствием стало то, что мафия, находившаяся в бегах со времени прихода Муссолини, вернулась к власти – и в этот раз надолго.

Нельзя не признать видное присутствие сицилийцев в итальянской власти. В январе 2015 г. парламент избрал первого сицилийского президента Италии, Серджо Маттареллу (Sergio Mattarella). На то время сицилийцы занимали 3 должности на верхушке итальянской власти: президент, президент Сената (Пьетро Грассо (Pietro Grasso), бывший прокурор) и министр внутренних дел Анджелино Альфано (Angelino Alfano).

Следует напомнить, что, тогда как первые двое – это чисто почетные звания, ни на что не влияющие, Министерство внутренних дел является непосредственным контролером и координатором всей миграционной политики.

Данный список был бы неполным без президента Палаты депутатов Лауры Больдрини (Laura Boldrini) (хоть она и не сицилийка, а уроженка области Марке в центральной Италии). До избрания на этот пост (третий по важности в стране) в 2013 г. она, согласно ее биографии, с 1998 по 2012 гг. работала в Управлении Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН) (Office of the United Nations High Commissioner for Refugees (UNHCR)), где занимала видные должности.

На протяжении всей своей карьеры, как профессиональной, так и политической, она не скрывала, на чьей она стороне – и это явно НЕ сторона средних итальянцев, живущих от зарплаты к зарплате (если она у них вообще есть), несмотря на то что итальянские налогоплательщики платят ей за ее должность больше 100,000 евро в год.

Родившись в обеспеченной семье, ей никогда не приходилось заботиться о том, как свести концы с концами, и она посвятила свою жизнь неимущим – но только НЕ неимущим итальянцам. Учитывая ее опыт в этих вопросах, она оказалась буквально нужным человеком в нужном месте и в нужное время.

Если вернуться к Сицилии, то иммиграция стала для нее фантастическим, беспрецедентным бизнесом благодаря бессчетным миллиардам евро, стабильно текущим на остров.

На Сицилии расположен крупнейший в Европе центр приема мигрантов, C.A.R.A. (Centro Accoglienza Richiedenti Asilo), находящийся в Минео, неподалеку от Катании, где местные прокуроры обнаружили множество «нарушений», что привело к предъявлению обвинений как минимум 17 людям, включая высокопоставленного политика, состоящего в той же партии, что и Анджелино Альфано, Новый правый центр (Nuovo Centrodestra (NCD)).

Одним из обличителей многочисленных «нарушений», ставших нормой в C.A.R.A. в Минео, стал полицейский офицер среднего звена из Рима Даниэль Контуччи (DanieleContucci). Контуччи много лет работал, как он выражается, «in prima linea» (на передовой), будучи одним из первых, кто принимал и опрашивал мигрантов, высаженных на сицилийский берег после того, как их спасли в море.

На вопрос о том, можно ли надеяться, что это библейское вторжение в ближайшее время сбавит обороты, Контуччи отвечает скептически: «Нет, потому что здесь крутится много денег. Прибыль здесь намного выше, чем в любой другой незаконной деятельности».

По его словам, он наивно рассчитывал получить помощь и привлечь к этому вопросу внимание политиков, но те лишь похвалили его и похлопали по плечу, не предприняв никаких конкретных действий, независимо от политической ориентации, что убедило его в том, что, несмотря на все официальные заявления и игру на публику, ни одна итальянская партия не имеет серьезного желания что-либо с этим делать. «Все дело в деньгах. Здесь просто крутится слишком много денег. За такие деньги можно купить любого политика».

Итальянский флот готов «помочь»

И, наконец, пару слов о traghettatori, то есть перевозчиках. Как и в случае Операции «Хаски», эту библейскую задачу невозможно было бы выполнить без флота – или флотилии – из хорошо оснащенных, хорошо оплачиваемых и поддерживаемых в хорошем состоянии судов.

Конечно, этим занимаются гуманитарные организации, посвящающие свою жизнь и (немалые) ресурсы безопасному транспортированию мигрантов под попечение послушного и податливого (или лучше сказать: получающего приказы сверху?) итальянского флота, Marina Militare.

Одна несущественная деталь: если вы захотите стать волонтером и присоединиться к экипажу одного из суден неправительственных организаций, будьте готовы в обязательном порядке пройти целую серию вакцинаций. Как говорится, лучше быть осторожным, чем потом сожалеть.

Вакцинация

А теперь еще Министерство здравоохранения Италии хочет вакцинировать вообще всех, и вероятно, скоро это станет обязательным, особенно для детей школьного возраста. Прибыльный бизнес всегда находит партнеров. Сначала иммиграция – теперь вакцинация. Наверное, подобное притягивает подобное.

Такое монументальное начинание по изменению итальянской демографии нашло своих сторонников. В частности, один господин готов раскошелиться и одарить эту милосердную флотилию какими-то пустяковыми 500 миллионами евро. Интересно, что стоит за такой щедростью. Возможно, человек хочет, чтобы будущие поколения темнокожих итальянцев помнили его, ведь он уже стареет, времени осталось не так уж и много, поэтому он намерен максимально ускорить перетасовку населения Италии.

В 1943 г. были GI (так называли американские войска). В 2017 г. их роль выполняют GSB (Парни Джорджа Сороса (George Soros Boys).

Добро пожаловать в ваш будущий дом – Банановую республику Италию.

Автор: Даниэль Москарди



НАВЕРХ СТРАНИЦЫ




Загрузка...

Уважаемые посетители! Будьте аккуратны в своих комментариях. Согласно статье 5.61 часть 2 КоАП РФ, "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей