Marketsignal logo

«Спартаковская коммуна»: как выживают люди в разрушенном поселке под Донецком



До войны в поселке Спартак, расположенном недалеко от Донецкого аэропорта, проживали порядка 2000 человек. Сейчас их осталось около 80-ти самых стойких из тех, кому деваться абсолютно некуда. Почти три года в разрушенном украинскими карателями поселке – ни света, ни газа, ни воды. Как выживают в таких условиях, под постоянными непрекращающимися обстрелами «80 спартаковцев»?

«Спартаковская коммуна»: как выживают люди в разрушенном поселке под ДонецкомВыживают коммуной. Да-да, именно так можно назвать общину, организованную местными жителями. После того, как в 2014 году в Спартаке начался кромешный ад, местная власть поселка самоустранилась, «свалив» в места, где потише. И бразды правления взяла на себя местная жительница Вера Ивановна, которая и является сейчас комендантом поселка. Земляки называют ее просто – «Губернатор».

«Спартаковская коммуна»: как выживают люди в разрушенном поселке под Донецком

Мы прибыли в этот «жилой призрак» вместе с представителями пресс-службы ВС ДНР. Нас встретила «член коммуны» 54-летняя Валентина Плешкова, которая вместе с мужем и 11-летней внучкой-сиротой Викой ни разу за время войны никуда отсюда не выезжали.

«Стреляют каждую ночь! Вот, например, в ночь с 9 на 10-е мая у одной соседки пробыло крышу, на центральной улице пробило, на Чапаева, вон у нас в сарае даже дырка вооот такая, хотите, покажу? Туда тоже что-то попало. Мы на ночь ходим в подвал, потому что там безопасно.

А днем вот кушать готовим, в квартире уроки делаем. А ночью — в подвале, потому что очень стреляют. Просто мы как-то раз остались с Викой в квартире, это было в 2015 году, и мне пришлось ее среди ночи будить… Представляете, что это такое — поднять ребенка с кровати и тащить в подвал?», — рассказывает женщина.

В это время со школы возвращается маленькая Вика. К слову, в поселке всего лишь две школьницы: она и 16-летняя Марина. Они учатся в соседней Яковлевской школе: выходят на остановку, и доезжают до соседнего села на 109-м автобусе.

…Первым делом Вика мчится кормить цыплят. Это – ее любимое занятие.

— Когда вырастешь, кем хочешь стать? — спрашиваю.

— Фермером, но если фермером не получится, то парикмахером!


«Последние месяцы для меня тихо, я привыкла к более сильным обстрелам. Вот если сильно стреляют, то страшновато, а когда где-то далеко, то это как бы нормально, не страшно… Если очень сильно стреляют утром, я в школу не иду, учителям говорю, и они относятся с пониманием», — рассказывает девочка.

Её любимые предметы — физкультура и математика. Учится она на «4» и «5», тройка лишь по немецкому.

— Я во втором классе учила английский, а с 4-го — немецкий, поэтому пока что тройка, — улыбается.

— А украинский язык знаешь? – спрашиваю.

— Да, но он мне не нравится.

— Почему?

— Не знаю, какой-то тяжелый он для меня, непонятный…

Вика показывает кухню. Здесь оборудована буржуйка, на которой жители ближайших домов готовят еду. Такая себе «спартаковская коммуна».

«У нас ведь все эти три года ни света, ни газа, ни воды, магазины не работают. Продукты? Кое-какое подсобное хозяйство держим, огороды… Иногда помогает «Красный Крест» и другие неравнодушные люди. С 2015 года я получаю пенсию на ребенка – 2600 рублей, а вот с октября прошлого года у нас организована бригада по уборке нашего поселка, я в ней работаю и получаю дополнительные 2 тысячи… Дитё захотела молочка, пошла в соседний поселок, купила… Так и живем», — рассказывает бабушка.

Спускаемся в подвал, который все это время заменяет людям спальню. В небольшом помещении — кровати, буржуйка, аккумулятор. Всё обжито, еще бы: здесь Вика с бабушкой и дедушкой коротают все вечера и ночи. И так – три года!

«Спартаковская коммуна»: как выживают люди в разрушенном поселке под Донецком-Вы слышали что-нибудь о «минских соглашениях»? – спрашиваю.

-Слышала. Но они не выполняются. У нас перемирия не было ни одного дня! Как-то в 2014-м году перед первым сентября с неделю было тихо, это единственный раз за три года войны! А остальное время у нас ад, — отвечает Валентина Николаевна.

Стоит отметить, что за все время нашего общения ни она, ни ее внучка ни разу ни на что не пожаловались. Смирились ли они со своей горькой участью? Конечно же, нет. Но что зависит от этих несчастных людей? У них задача одна: выжить. Для них каждый прожитый день – это уже счастье.

— Что бы вы передали украинскому президенту Порошенко? – спрашиваю.

— Достал уже этот Порошенко! Пусть уже все закончится, сколько же можно это терпеть?! – на глазах женщины появляются слезы…

Вика молча слушала наш разговор. «А я Порошенко ничего не хочу передавать!», — тихо прошептала 11-летняя девочка, чье детство украл олигарх-алкоголик. И побежала кормить кроликов, чтобы успеть справиться по хозяйству до вечернего обстрела…

…Почему-то вспомнились циничные слова недопрезидента, озвученные им в октябре 2014 года: «…У нас дети пойдут в школы, а у них будут сидеть в подвалах. У нас все будет хорошо, а у них — нет. Победа у нас в голове!»

Неуважаемый Петр Алексеевич! Наши дети, несмотря на то, что сидят в подвалах, все-таки ходят в школу. Под обстрелами. Наши дети растут людьми, и никогда не станут такими, как вы, ублюдками. И не победа у вас в голове, о гнусный алкоголик, а так, опилки…

Автор: Оксана Шкода


НАВЕРХ СТРАНИЦЫ





Уважаемые посетители! Будьте аккуратны в своих комментариях. Согласно статье 5.61 часть 2 КоАП РФ, "Оскорбление, содержащееся в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или средствах массовой информации, - влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от трех тысяч до пяти тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей; на юридических лиц - от ста тысяч до пятисот тысяч рублей
Внимание! Мнение авторов и комментаторов может не совпадать с мнением Администрации сайта